РЕАЛЬНОСТЬ:


[Real life] - свободная очередность

hate us | 02.11.99 Дра и Пэпс

mirror | 10.06.98 Ами и Вик

morning | 20.10.99 Бо и Лав

thursday | 28.10.99 Дра и Цилла

Контроль | 12.09.98 Ал и Милли

Правда наружу | 05.06.98 Даф и Джа

Цена расплаты | 30.07.98 Ал и Люц



РЕАЛЬНОСТЬ 18+:


heart | 20.10.99 Вик и То

Friday | 5.11.99 Ами и Заб

midnight | 10.10.98 Бо и Лиза

Ревность.. Дафна и Вальбурга



МАХОВИК ВРЕМЕНИ:


Casus belli | 13.04.98 Ами и Милли

..come? | 07.10.98 Ал и Рут

Whisper | 10.08.97 Дэм и Лав

..остановилась | 10.01.98 Лиза и Бо



ЗЕРКАЛО ЕИНАЛЕЖ:


poison | 1996-1997 Дра и Герми



СЕЗОНЫ:




ОБЩИЙ РАЗДЕЛ:


Алфавитный указатель

Список заклинаний

Волшебные палочки



НЕОБЫЧНЫЕ МАГИ И СУЩЕСТВА:


Уникальные персонажи

● Вампиры

● Вейлы

● Ведьмаки

● Ведуньи

● Вудисты

● Некроманты

● Оборотни



ДИСЦИПЛИНЫ:


Зельеварение

Травология

УЗМС

Трансфигурация

Заклинания

● Виды магии

● Стихийная магия

● Магия исчезновения

● Ментальная магия

● Магическая защита

● Артефакты

ЗоТИ

Темная магия

● Темные существа

ТРиО

Демонология

Мифология

Древние руны

Нумерология

Астрономия

Прорицания

Колдомедицина

Квиддич

Маггловедение



ЗАКОНЫ МАГИЧЕСКОГО МИРА:


Устав школы Хогвартс

Устав Пожирателей Смерти

Устав Ордена Феникса

Органы управления

Статут о секретности

Уголовный Кодекс

Законодательный процесс

Судебные процессы

Закон об Аврорате

Дуэльный кодекс

Контракты



ИСТОРИЯ МАГИЧЕСКОГО МИРА:


Хронология

Книга легенд. Основатели

Знаменитые Волшебники

Топография

Хогвартс

Дурмстранг

Шармбатон

Министерство Магии

Гринготтс и экономика

Азкабан

Больница Святого Мунго

Ковены



КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО:


Генеалогии

Профессии

Традиции и верования

Мода

Этикет

Сказки барда Бидля

Сладости и напитки


Приветствую, путник!
Присаживайся и выбирай свою карту.
Нам предстоит долгий разговор. Я вижу что избиты твои ноги,
но сколь бы долго ты не брел, по каким дорогам не блуждал, однажды, все они приводят к порогу дома. Так выпьем же за встречу! И, надеюсь, никогда не осушим кубков хмельных на прощанье. Отбрось сомненья, скажи мне лишь имя свое, а я – подарю тебе вечность. Но вот покоя, увы, не обещаю. Зато, будет весело.
Сыграем? Надеюсь, ты готов.

NC-21 | АU с 1997 года | В игре: октябрь – декабрь 1999

A.Dolohov     A.Merder     P.Parkinson     D.Malfoy
ВНЕХИ
ПЕРСЫ
АКЦИИ
СЮЖЕТ
ДНЕВНИК
ОБЪЯВЫ ОТ АМС


ФЛУДЕР
ЦИТАТА
АКТИВИСТ

HP: Hypnotic Panopticon

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Hypnotic Panopticon » Каминная сеть » The last spell


The last spell

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s5.uploads.ru/zvfVn.gif

0

2

БЫТЬ МОЖЕТ, ТЫ ПРОРОК?

https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2015-05/25/16/enhanced/webdr04/anigif_enhanced-buzz-15949-1432585862-22.gif
Aidan Gillen

Эдвард Бернс
преследователь, невыразимец

ВОЗРАСТ:
35-40 лет

СТОРОНА:
ПС/Гриндевальдцы

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая/аська в анкете

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Ты помешанный, твоя страсть - предсказания, сокрытые внутри хрустальных шаров в отделе, которому ты посвятил ровно половину своей жизни. Что для тебя твои дочь и жена? Прекрасное дополнение к особняку, в котором ты раскрываешь им свои гениальные планы, вызывая у женщины, что ты прежде любил, восхищение, а у единственной дочери - ненависть.
И следом за этой половиной шло поклонение твоему лидеру, хотя может быть, ты лжешь ему в глаза, ты лжешь всем его последователям, оставаясь незамеченным эгоистом, что ищет пользы лишь для себя. Тебе всю жизнь хотелось подчинить себе дар предвидения. Ты столько о нем знаешь, что можешь воспитывать будущих пророков, но никто тебе не попадался в руки. Или об этом никто не слышал, поскольку все твои "ученики" не выдерживали дара, сходили с ума, убивали сами себя. Но тебе нужен кто-то, кого можно держать на цепочке, чтобы этот кто-то выдавал точный предсказания, подобно машине. Так проще изучать, так проще подчинять. Ты помешанный на подчинении. В этом твой внутренний бес, что улыбается твоими губами каждый раз, когда твоя цель все ближе...

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В ближайшем будущем мы даже не знакомы, ты не подозреваешь о моем существовании, а я знаю лишь о репутации семейства Бернсов. Но в будущем - сколь близким оно будет, решим сами или решит судьба - ты найдешь предсказательницу в лице рыжеволосой медсестры. И ничто не смогло тебе остановить перед тем, чтобы запереть ее в небольшой комнате, чтобы раскрывать дар, сводящий с ума. Тогда мы оба будем друг друга знать: я тебя - как освободителя голосов в своей голове, но того, кто запер меня в темноте; ты меня - как развитую, слишком послушную машину предсказаний, лучший из экспериментов.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ


Как ясно, жду того, кто возьмет смелость посходить с ума до экспериментов, посадить под замок девицу, довести ее окончательно до сумасшествия и, может быть, проворонить ее побег. Совсем не против посидеть под замком продолжительное время, не убранное за скобки (кто тут любитель ограничить себя в выборе игры?), а тебя это ни капли не ограничит в действе, ибо все тайно и хорошо спрятано. Знают только Бернсы. А вообще, это только часть натуры Эдварда, поэтому вы можете разнообразить его, как хотите: поиграть на преданности Темному Лорду или Гриндевальду, найти какие-то интересные события в его биографии и разукрасить жизнь одной из наших "тусовок" искрами.

Пример игры

Жар пробегает по спине ровным ударом, заставляя поглотить вместе со слюной накатившее чувство катастрофы. Сразу становится жарко, душно, воздух можно пить короткими вдохами и выплевывать с вырывающимися словами. Точно, астрономия не её предмет, при всём желании, при всех возможностях человеческой памяти и логики. Нарисовать простейшие созвездия, которые знает даже магловский ребёнок - легко. Но между ними вырастает совсем другое расстояние, а разгоревшийся Сириус хоть и несёт в себе судьбы людей, вписанных среди показаний для "воды", но требует совсем иного обозначения. Какое? Почему именно эта звезда должна быть обозначена иначе, нежели Полярная или какая-либо ещё? И координаты...
В коридоре дышать проще, когда складываешь свой пергамент на стол в стопку к остальным и прощаешься с преподавателем. До сентября, если она не захочет поговорить с неважной ученицей а ближайшие несколько дней после какого-нибудь обеда или ужина. Может, ей будет все равно? Может быть, она тихо поставит "Слабо" и забудет? Зачем ей вытягивать Рут?
Ещё раз закрыть глаза, уже оперевшись на окно, чтобы перевести дух. Можно было даже не раскладывать карты и не заглядывать в будущее, чтобы понять, что сегодня ничего "просто" не будет. Но Сметс все равно разнервничалась. Злость на то, что при объявлении результатов ее сочтут глупой, неуспевающей девочкой "третьего сорта". Ниже остальных настолько, что её нельзя было поставить в один ряд со всеми по возрасту. Меньше, меньше. Пальцы цепляются за растянувшуюся за год юбку, а ботинки становятся неожиданно свободными, вот-вот свалятся с ног, стоит лишь сделать шаг. Делает шаг, отталкиваясь от подоконника, от нагретого солнцем камня, теряя обувь и тяжелую сумку, упавшую с обрыва плеча…
– Ты в порядке? – Рут вздрагивает от ледяной руки, схватившей ее за запястье и дернувшей ее куда-то вверх, на Астрономическую башню. И слизеринка тут же делает пару шагов в сторону, подхватывая сумку. – Вторая часть астрономии была сложнее практической?
Сметс отмахивается от однокурсника, не желая признавать правды или от тошноты, что подступает к горлу от навязчивой духоты и застывшего воздуха открытой башни. Не любила жару, но и не переносила холода до простуд и охрипшего голоса. Рут вполне устраивал влажный климат севера Англии на границе с Шотландией и межсезонье, длинною в год. Она спускается по винтовой лестнице, пропуская мимо себя счастливых хаффлпаффцев, почти прижимаясь к перилам и каменной кладке. Спешите, спешите, куда хотите, до поезда еще есть время, как и до ужина, на котором будут подсчитывать баллы, награждать победителей. Уголок рта весело дернулся, почувствовав прилив торжества – у Слизерина были все шансы на кубок, который они упустили в квиддиче. Если Рут не могла помочь в последнем, то она могла бы не отнимать изумруды побегами… Но не в этом году, не после того, как тайна спряталась меж слизеринскими подземельями и вороньей башней, лишив оба дома спокойствий в факультетской гонке. Тяжело. По крайней мере, ей не нужна астрономия. Звездные карты не нужны и тем, кому она хочет быть необходимой.
Или просто обманывать себя ощущением необходимости.
У Черного озера в любом случае должно быть прохладнее, для этого даже не надо подходить совсем близко к Запретному лесу, останавливаясь под деревом в одной минутной пробежке до хижины лесника. Скинуть сумку на траву и не беспокоится по поводу задранной юбки, когда приземляешься у самой кромки воды, которой касается листва печально склонившейся ивы. Самой простой ивы. Рут закатывает рукава белой блузки и через голову стягивает свитер, чтобы оставить его на сумке. Как хорошо, что поблизости никого нет. Дышать и думать о том, что в голове не укладывается в минуту бурления жизни вокруг. Глубокий вдох и выдох. Бельгийка вытягивает ноги и откидывается на руки, держащие ее спину над травой. Нет ветра, чтобы раскачивать ветви.
– Вот ты где, – слышится знакомый голос, и Рут задирает голову, изучая подошедшую девушку. Не ища ничего нового, слизеринка запоминает сарафан и приятную легкость июньской поры в каждой движении.  Перевернутые, заворачивающиеся в какую-то спираль. 
Привет, – улыбается Сметс, когда качает головой и свободно закидывает ногу на ногу. Редкий человек, которого она не избегает, завидев гриффиндорский галстук. Редкий человек, который не цепляется за изумрудный шарф зимой. Алиса приятно успокаивает своим присутствием. Когда она садится рядом, Сметс привычным движением кота, ищущим ласки, кладет голову ей на плечо, закрывая глаза и сложив руки на расправленной черной форменной юбке.
– Не хотелось слушать, как удачно все сложилось у некоторых зазноб, – хрипло отвечает Рут, чувствуя, что ей не нужно оправдываться или ссориться, цепляясь за каждое слово. Для нее это редкость, для нее свобода – это отсутствие предсказуемости действий человека. Алиса не читалась. Алиса была не героем с судьбой в картах, а Алисой.
– Разложимся здесь до состояния скелетов прямо здесь от голода. Но не сегодня и не при твоей запасливости. Может, ты ночуешь у барсуков? – разглядывая припасы, замечает Рут, чья голова все еще покоится на чужом плече. Мир опять поменял градус, глаза мгновенно привыкают ко всем и переворачивают. Так просто.
– Наука явно не мое, – неохотно. Ей нет смысла рыться в картах, чтобы что-то значить. Ее список предметов… Она может стать целителем, как говорит их декан, профессор Слагхорн. Или постараться работать в одном из отделов артефактов министерства, связанном с пророчествами, изучать их. Ей почему-то казалось это смешным: работать над тем, что всегда было занятием на вечерних посиделках, ради забавы. И получать деньги. И жить на них.
Как ты? У тебя же последний экзамен был у декана, правда? Как думаешь, можно ли не ходить на последний ужин? Не хочу видеться с профессором по астрономии, она меня точно ненавидит. Если она очень постарается, это будет взаимно, – ленивый разговор, это так в их стиле. Рут утаскивает печенье, на секунду замолкая.
– А дальше? Взрослая жизнь, принимать решения, принимать чью-то сторону. Не просто быть на стороне справедливости, а понять, что есть справедливость.

0

3

вы слишком великодушны, чтобы играть с моим сердцем.

http://www.multikino.com/img/news/n_8337/Lq8jHd77KjYgamP0dDPjYw-article.jpg
Emma Thompson

Матильда Эмилия Крауч
горячо любимая матушка, светская леди

ВОЗРАСТ:
от сорока до сорока семи

СТОРОНА:
семья;

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровна;

СПОСОБ СВЯЗИ:
напишите в гостевой ответ на простой вопрос "почему я люблю сына" и мы подберём любой удобный для вас способ связи

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Никто не осмелится заикнуться о том, что брак Краучей неудачен и ни у кого в жизни язык не повернется назвать Матильду "бледным гиацинтом", а ведь молва без устали твердила, что лишь подобные дамы будут хорошей партией для Бартемиуса, в ту пору, еще единственного. Нет, эта волшебница далеко не кроткая, запуганная дама, сгибающаяся под тяжестью пышных кос да грузом длинных ресниц, хоть и до темперамента испанских дон ей ой как далеко. Матильда являет из себя пример образцовой жены: умна, сдержана, воспитана и красива. Если было бы необходимо подобрать одно слово, которое смогло бы характеризировать волшебницу лучше всего, то лучше чем "уравновешенность" вряд ли удалось что-нибудь сыскать.
В школьные годы она не сильно выделялась среди сверстниц - как в вопросах успеваемости, так и в остальном - да и звезд, собственно, с неба хватать не собиралась. Матильда знала, что выйдет достойной женой и прекрасной матерью и весь свой смысл, пожалуй, видела исключительно в этом. Однако, это вовсе не значит, что перед вами закостенелая домохозяйка, с которой и поговорить-то не о чем, чья голова пуста, а улыбка бездушно. Родом из чистокровной, хоть и не богатой семьи - достаток родной фамилии быть чуть больше чем выше среднего - она не собиралась сидеть , сложив белы рученьки и ждать у калитки принца.
Матильда является учредителем ни одного и даже не двух благотворительных фондов. Она умело располагалась фамильным капиталом, извлекая максимальную выгоду для общества и для семьи. Нередко от её имени проводятся благотворительные вечера и всеразличные кампании по обеспечению малоимущих детей всем необходимым для того, чтобы отправить ребенка в школу, помочь возместить ущерб, нанесенный очередным нападением Пожирателей, несчастным случаем или прочим катаклизмом. Она привлекала внимание общественности к драконьей оспе и детскому рахиту и что важно, усилия её не уходили в пустую. Девонширская роза, как частенько называли в газетах. Неудивительно, что на неё обратил внимание Бартемиус Крауч.
Был ли между ними пылкий роман? Возможно, однако, глядя на старшего Крауча сложно заподозрить волшебника в наличие хоть каких-либо чувств и желаний, кроме карьерного роста. Однако, они оба любили и любят друга-друга. Рассудительная Матильда не перечит супругу, однако, в ситуациях, когда категорически с ним не согласна, старается направить волшебника на нужную тропу, что свойственно всем мудрым женщинам. К ворчанию и эмоциональной скупости супруга она не столько привыкла, сколько научилась понимать и принимать. Матильдой движет любовь, практически святой женщины, которая знает своему слову место и время. Она не станет искать скандала, она не будет изображать из себя оскорбленную невинность, что многие сочли бы верной тактикой. Ей известна сила иронии и рассудительности, доброта и твердость.
Со всей ответственностью заявляю - Матильда Крауч самая прекрасная женщина на земле. 

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Нет во всей Магической Британии другого такого сына, который будет любить свою мать так, как это делает Барти младший и это далеко не преувеличение. Я действительно люблю Матильду до беспамятства. Для вас, матушка, и горы сверну и реки вспять оберну - да что попросите, то и сделаю. Вы только придите, пожалуйста. У нас сейчас некоторый разлад в семье - отец и вовсе становится невыносимым белым воротничком, а сын уходит из дома. Пожалуй, лишь вы способны что-то изменить, мама.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Вы, наверное, испугались - взрослый персонаж, домохозяйка на страже родового гнезда, да еще и сын, в будущем Пожиратель, а мужа пока не видать на горизонте активной игры. Напрасно, волшебная, совершенно напрасно. По мимо того, что с появлением Барти Крауча Старшего ( на что я уповаю не меньше, чем на ваш приход ) появиться возможность отыграть трогательную историю их знакомства и становление самой семьи, я могу вам уже сейчас предложить с десяток сюжетов. Вы можете связать свою жизнь с Орденом Феникса, можете учредить фонд в поддержку больных ликантропией, а может у вас в палочке сердцевина из пера Феникса - тогда самое время начать расследование о том, почему она прекратила работать. И это при том, что я вам гарантирую игру о непростых отношениях матери и сына, ведь мы с вами знаем, что нам обоим уготовал канон.
Вы совершенно точно не останетесь без соигроков, а милейшая Эмма выглядит фактически безупречно.
Вдохновиться можно фильмом "Реальная любовь", "Бриджит Джонс 3", можно прочесть что-нибудь из Остин - вы точно не потратите время впустую.

Пример игры

В море соли и так до чёрта,
Морю не надо слёз

Некоторые считают, Бартемиусу не стоит говорить, что он прежде уже сидел в Азкабане. Три недели, три недели потребовалось его матери для того, чтобы найти способ вытащить сына из темницы, хотел он того или нет. Здесь обычно сидели не годами или днями, здесь просиживали жизни, а сколь долгими они были зависело лишь от божественного проведения, но это даже не важно, это не умаляет тех трех недель. Время в Азкабане было слишком относительным понятием: кто-то сходил с ума при одном только виде камеры, кто-то слишком долго находился под дементорским конвоем, теряя интерес ко всему, а кто-то был настолько пуст, что заключение уже ничем не могло ему навредить. Барти не помнил, что именно сломало его, но ясно знал, что это место было опасно для всех, к нему не стоило приближаться ближе, чем на пушечный выстрел. Тюрьма сжирала своих жертв без разбора, превращая в бледную траву, что ни разу не видела света, живя под гнетом камня - тюремщики и заключенные были перед лицом этой жестокости равны. И самое главное, отсюда нельзя было сбежать, нельзя укрыться. Абсидиановые стены уничтожали надежды, желания и свободу, превращая эти слова в насмешки, в тени. Не важно, сколько ты здесь просидел. Азкабан оставался в тебе навсегда, отправляя сердце смертоносной скверной.
Даже смерть не была спасением. Среди арестантов ходила легенда, что каждый умерший в камере оборачивался дементором и навеки вечные оставался за толстыми стенами, сдерживавшими натиск морских волн день ото дня. Узники тщетно пытались утолить жажду жизни и вернуть радость, которой их лишили, вместо этого сами отнимали бесценную драгоценность у вчерашних соседний. Они жрали чужие эмоции и воспоминания пока их жертвы не умирали, пополняя ряды призрачных тюремщиков. Вечная система контроля - создатели тюрьмы не были дураками и знали в пытках толк.
Бартемиус Крауч младший, и теперь единственный, сидел в углу и лениво слизывал соль с каменных стен. Коохотные кристаллы выжигали связки, лишая возможности долгих разговоров, они будили жажду, дополнительно истязая заключенного. Он упирался лбом в стену и не имел и малейшего желания поднять голову к узкому окну под потолком, очередной насмешке в адресс свободы. Ему хотелось вжаться в тень, хотелось в ней раствориться и забыться, но не получалось. От него все еще чего-то хотели, им для чего-то все еще нужен был его разум, разве не потому его оттащили от дементора, на которого юноша сам бросился? Они хотели, чтобы Барти говорил. Все и всегда от него что-то да хотели, а он никогда не оправдывал надежд и каждая его победа облачалась в мантию поражения.
Победителей не судят, в очередной раз повторял себе Крауч и был с этим целиком и полностью согласен. Только себя победителем он так и не считал, и не важно, что он там выкрикивал, в истеричным припадке. Лично я не считаю тебя героем. Я тоже. В его голове голос Дамблдора звучал еще более мерзко, чем на самом деле. Мужчина облизал губы, медленно закрывая глаза, и отвернул голову в сторону решетки, но никуда толком не смотрел.
Темнота слепила, темнота выжигала сознание. Раньше Барти ее боялся, постоянно зажигал лампу на ночь, опасался мыслей -  извечных спутников ночи, но теперь и они не могли задеть струн его обглоданной и изувеченной души. Волшебник пялился перед собой и думал, как умирала его мать, прокручивая их встречу раз за разом, убеждая себя в том, каким чудовищем на самом деле являлся. Оставить больную женщину в этой просоленной сырости, купившись на слова о любви. Мой мальчик, я хочу, чтобы ты жил, ты достоин лучшего, помни, мама любит тебя. Ее пальцы дрожат, превращаясь в сыновьи, бедная женщина целует свои собственные виски, пока становится им, а он - ей. Они прощаются.
Холод целует кости.
Барти медленно поднимает веки, но во мраке не видно живого блеска белков глаз, в темноте не различить ни лопнувших каппеляров, ни глубоких синяков под глазами. Он облизывает пересохшие губы и методично бьется виском о камень, сохраняя амплитуду волн. Где-то там, в мифическом мире под названием "воля", хищно кричат жирные чайки.
По коридору разносится глухой перестук - это новенькие пытаются донести вести. Они еще не смирились со своим одиночеством и пытаются делать вид, что все они единый живой механизм. Этот энтузиазм задохнется не сразу, ему нужно какое-то время, прежде чем осмелиться наложить на себя руки. Не азбука Морзо, это что-то другое. Костлявый стук восьмиста девяти рук. Язык Азкабана, им быстро проникаешься, если ценишь рассудок. Пленники возбужденны, многие из них впервые видят посетителя. Это дает некоторым надежду - для остальных же лишь подчеркивает обреченность.
Мой мальчик, это мой мальчик. Голос Амоса всегда в голове, он не отпускает волшебника ни на секунду, раз за разом вскрывая рану и щедро осыпая ее солью, поэтому тот не сразу понимает, что слышит его наяву, за пределами собственной черепной коробки. Смотритель что-то бурчит, затем повторяет настойчивее, а после и вовсе кричит. Мужчина едва заметно вздрагивает и бездумно смотрит в обжигающий глазные яблоки луч света, практически не щурясь. Открывает рот, но с минуту ничего не говорит, а потом криво улыбается.
- Здравствуй... Амос, - его имя всегда имело для Крауча слишком много значений, звучало особенно, не так, как другие. Так звучало имя матери, так звучало имя Софи, так сердце отзывалось на всех тех, кого волшебник смел любить и кого загубил. Если бы мог, Бартемиус сжал бы руки в кулаки, но тюремная роба, больше подходящая под описание смирительной рубашки, не позволяет. Ремни туго сжимают грудь, плечи уже давно онемели и вряд ли захотят слушаться, а кровь из кистей давно ушла, впиваясь в нутро острой болью сотни игл. Мужчина вновь бросает голову к стене, не в силах сдержать бега слез, - ко мне нельзя посетителей, я очень и очень опасный преступник, - говорит он на манер умалишенного ребенка, бездумно повторяющего слова взрослых и на лице Барти отражается гримаса апатичного безумия, - я пытал Долгопупсов, свел их с ума, я помог Лорду воскреснуть! Ко мне нельзя посетителям, я очень и очень опасен. Последний мой посетитель подох в тюремной камере вместо меня, товарищ Аврор, уведите его отсюда.
Голос хрипит, голос скребется, как металическая губка о стекло. Щеки волшебника блестят от слез и он бросает косой взгляд на Диггори, ради которого и разыгрывает этот омерзительный спектакль. Пусть он уйдет, пусть он оставит его одного, пусть запомнит молодым и веселым парнем, а не этим оплавленным оловянным солдатиком, искареженным зубьями жизни. 
- Уходи. Отцы не приходят навещать убийц своих сыновей. Пожалуйста.

0

4

Я - ЧАСТЬ ТОЙ СИЛЫ, ЧТО ВЕЧНО ХОЧЕТ ЗЛА И ВЕЧНО СОВЕРШАЕТ БЛАГО

http://66.media.tumblr.com/640b0c3d30a99da1de56cbb8fefa04da/tumblr_mrcx10u42I1rjrfw0o1_500.png
Caroline Dhavernas
пожалуйстапожалуйстапожалуйста

Ровена Рейвенсуорд
секретарь посла ФРГ в Магической Великобритании

ВОЗРАСТ:
26-32

СТОРОНА:
любая

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
начнём с гостевой или ЛС на Ваш выбор, а дальше сконнектимся ;)

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

настроение

На небе луна, словно ломтик лимона, по минному полю шагает Симона, шагает легко, в небывалые дали, и ночь ее кутает в шелк и вуали, трава даже здесь пропиталась росою, Симона шагает по полю босой и тихонько смеется, лицо запрокинув, когда кто-то нежно стреляет ей в спину. разрытые ямины, рвы и колючка не ранят ей ножки, не режут ей ручки, а взрывы приятно щекочут ей пятки. раскрыт ее зонтик, надеты перчатки, и душно цветут в волосах анемоны... в звенящее утро шагает Симона, легко обгоняя слепые колонны, вдали, серебрясь, изгибается Сомма, и спящие спят, а неспящие стонут, но это уже не волнует Симону. забыты и киндер, и кюхе, и кирха. она не саперка и не дезертирка, ей просто отчаянно нужно проснуться. за плечи закинуты пыльные бутсы, и штык на винтовке блестит безмятежно. а мир исказился, и станет ли прежним?
  Рассвет отражают стеклянные блюдца. по минному полю без права вернуться шагает Симона вслед птичьему хору, и след ее пахнет ипритом и хлором.

А теперь оставим лирику.
Отец Ровены окончил Рейвенкло, а мама - что угодно кроме, хотя бы даже Илверморни, но дочь свою она назвала Ровеной, соблазнившись звучанием фамилии, столь схожей с фамилией знаменитой основательницы, чьей поклонницей, к слову, являлась с юных лет. Конечно, мама спала и видела маленькую Ровену в синем галстуке под знамёнами орла, но Шляпе мечты миссис Рейвенсуорд были до люмоса. Так что, Ровена отправилась за зелёный стол, и то были её первые шаги на пути мизантропа. Немогим позже она явила миру - и самой себе - свой дар - и своё проклятье - когда с досады на несговорчивость Шляпы, категорично заявившей, что на Рейвенкло ей не место, пнула новоиспечённого одноклассника. Мальчик пролил на мантию тыквенный сок, Ровена мрачно усмехнулась, пока ещё не подозревая подвоха. Чуть позднее выяснилось, что у паренька на тыкву жуткая аллергия.
Ещё год ушёл у Ро на то, чтобы проследить закономерности и осознать с ошеломляющей ясностью: как бы ни была сильна её неприязнь к людям вообще и каждому конкретному индивидууму - за редкими исключениями - в частности, поступки её с вопиющей неизбежностью приносят людям счастье. Случаи незапланированного добра повторялись с завидной регулярностью, не только в мелочах вроде задания по зельеварению, нарочно подсказанная ошибка в котором оказалась альтернативным подходом к варке уменьшающего зелья. На пятом курсе Ровена увела парня у одноклассницы, а потом сама не знала, как отделаться от этого прилипалы, в то время как несчастная брошенка встретила свою судьбу. Так Ро и шагает по жизни, сея разумное, доброе и вечное с непреходящим желанием разбить кому-нибудь нос. Чем выше градус всеобщей радости вокруг Ровены, тем сильней её ненависть к человечеству. В обратную строну эта связь тоже работает. Как умирающий, перед лицом неизбежного Ро ещё не прошла все пять стадий: отрицание минуло в конце первого курса, гнев был долгим и яростным, торг завершился в первый год работы в посольстве. Существование бок о бок с одиозным немцем скрашивает её депрессию, так что до смирения ещё ох как далеко.
Фигура Ровены со студенческих лет окружена ореолом противоречивых мнений: люди видят её мрачный лик и не ошибаются в ней, но долгое знакомство уводит их на дорожку лжи: Ровена лишь носит маску злюки, а в душе пушиста и бела и без устали вершит добро и справедливость. Благодарности и восторг осчастливленных вызывают у Рейвенсуорд неизменные приступы тошноты и едва сдерживаемые вспышки агрессии. Их неверие в то, что она "нечаянно" лишь усугубляют тяжесть её положения.
Впрочем, в этом непреднамеренном альтруизме, разумеется, не вся Ровена. Может быть, Шляпа и не пустила её на Рейвенкло, но она умна. И пусть домом её не стал Гриффиндор, трусости за неё не отмечалось. Читайте настроение, вглядитесь в узоры, что рисует Симона по минному полю. Копайте и не бойтесь мин. Глубже, больше, многоцветней и полнозвучней, влюбитесь в Ровену, как почти влюблён в неё я (по-дружески, разумеется).

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Все исполненные сочувствия взгляды, что встретила Ровена в министерстве после своего назначения, падали на чашу весов, где лежала симпатия к новому начальнику, и в результате секретарь, ещё не переступив порога посольства, знала: они найдут общий язык.
И они нашли.
Он стал тем, кто поверил ей, тем, кто сразу понял всю трагичность её дара и смог сопереживать, не унижая сопереживанием. И пусть впоследствии он не раз от души хохотал над её злоключениями, доброе начало ознаменовало добрый путь и даже немного облегчило жизнь Рейвенсуорд: дружба с Крёкером наводила министерских на мысли о том, что ничего пушистого и белого не скрывается за её колючками, и даже прозвище "посольская ворона" уже не раз прозвучало за её стройной спиной.   

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Ожидается игра.)))
Сразу предупреждаю: я не электровеник, но если должен - напишу непременно, через три дня или три недели - тут уж как позволит реал - он у меня насыщен донельзя. Но уверяю, кроме меня у вас найдётся достаточно соигроков. Выбирайте удобную лояльность: обещаю, я приму любую, но если выберете Гриндевальда, у нас будет больше поводов для коннекта. Вы свободны во всём, чего я не упомянул: придумывайте братьев, сестёр, друзей, фамильные тайны и честолюбивые мечты. То, что я упоминал, тоже обсуждаемо. Вы только приходите)))

Пример игры

Счастливчикам-обладателям флегматичного темперамента нет нужды тренировать невозмутимость: они способны сохранять её практически в любой ситуации, вместе с лицом и достоинством. Впрочем, если копнуть глубже, становится ясно, что не так уж им повезло, ведь флегматики столь сдержанны и малоэмоциональны вовсе не из-за стального стержня, держащего натуру в ежовых рукавицах: они просто тугодумы, да-да. Их разум работает медленнее, реакции заторможены, с эмоциями та же беда. Так что тут уж как посмотреть: наверное, лучше уродиться сангвиником и схватывать на лету, соображая с крейсерской скоростью, а невозмутимость именно что тренировать, усиленно и целеустремлённо, день за днём.
И всё-таки случаются в жизни ситуации, в которых лучше бы быть флегматиком. Лучше бы притормозить, зациклившись на каком-то одном чувстве, на одной мысли, чем ощущать и думать с тысячей вариаций в минуту. И пусть натасканный фасад не даёт трещин, оставаясь неизменно-сдержанным, внутри бушует ураган, и гриндилоу бы с ним, честно говоря, с фасадом, когда речь зашла о личном. О колюще-режущем, застарелом, отчаянном, привычно-отвычном, о неожиданном и долгожданном. О том, что болеть не имело права и так вызывающе-бестактно заболело. Мгновенно, как выстрел, стоило имени Штеф сорваться с губ Торсен.
Не было напасти, на тебе, здрасьте. Войнеску в Лондоне. Немецкая, между прочим, подданная, волшебница как есть, а он ни слухом, ни духом, как это вообще понимать?
Так, в общем-то, и понимать: разве ему было дело до всех въезжающих-выезжающих немцев? До сих пор как будто нет.
Привыкший не допускать к личному противника, Крёкер за годы, проведённые в Великобритании приобрёл вдобавок привычку почитать противником каждого встречного и преодолевал её с трудом, требующим приложения разума, а потому, случалось, оступался именно в этом нескользком, казалось бы, месте, услышав от Уллы имя Войнеску, он улыбнулся мимолётно и виртуозно перевёл тему, с блеском изобразив полное равнодушие к теме.
Посему, направляясь в Лютный, толком не представлял, как Штеф изменилась, чего ему ожидать... и уж точно не имел понятия о том, зачем вообще туда направляется. Стоит сказать спасибо Урсуле, которая успел упомянуть название лавки - а уж чем Войнеску торговала, Крёкер и сам мгновенно сообразил: не так уж хорошо он успел забыть Штефи.
Сказать честно, он вообще не успел её забыть. Он бы не успел и через пару десятков лет, и через сто прекрасно бы помнил её. И её аккуратный почерк, и как пахли её письма, и как пахли её ладони, и как отражалось пламя свечей в её морских глазах. И теперь, шагая по осклизлым камням переулка, машинально переступая вонючие в близкую осень лужи, старательно, но невнимательно собирал себя по осколкам, не имея времени задуматься, в какой момент успел разбиться и разлететься по углам опустевшей головы: вспыхивающий то и дело гнев угасал так же быстро, как разгорался, воображение рисовало картину за картиной: она счастлива, она в глубоком отчаянии, она замужем, у неё трое детей, она одиночка, она завела кошку, нет, собаку, продаёт и варит зелья, чудовищные зелья, и яды, и она думала о нём каждый день все эти годы, нет, ни разу не вспомнила даже, она побывала в Африке, в Южной Америке, в Антарктиде, она плавала под парусом, акула откусила ей ногу, нет, руку, нет, не акула, а громамонт, и не откусил, а отдавил, она вернулась в Германию почти сразу же и все эти годы сидела в отцовском поместье, превратившись в кухарку для многочисленных сестёр, она погрязла в нищете, она богата, получила огромное наследство, она теперь любит женщин, пишет книги, разводит гиппогрифов, а в лавке продаёт не зелья, а торты, это очень уместно в Лютном переулке, и она совсем не знает английский, потому её постоянно облапошивают, и она здесь нелегально - а всё потому, что знает, где он, и не хотела попадаться ему на глаза, да нет же, он сам подписал приказ и приглашение, в упор смотрел на её фамилию и так и не прочитал...
Невыносимая какофония мыслей, сопровождаемых вспышками контрастных эмоций, не стихла, когда деревянная дверь, зелёную краску на которой не подумали обновлять, хлопнула за его спиной, и связка серебристых колокольцев оповестила хозяйку о визитёре.
Едва войдя, Фринг развернулся на каблуках и поднял руку, как будто чтобы почесать бровь - но ладонь заслонила теперь его лицо, и от прилавка был, должно быть, виден лишь силуэт. Впрочем, она-то здесь сидит, а не зашла с ярко-освещённой улицы, так что разглядит в подробностях. Может это и не она вовсе, а наёмная продавщица, - но, чтоб посмотреть и удостовериться в справедливости или несправедливости догадки, он недостаточно готов. Он вообще не готов. Надо было прогуляться туда-сюда вокруг квартала. Надо было прийти завтра.
Нет, через неделю.
Хрустальные блики на тонком стекле сосудов перемешиваются с бархатными кляксами света, теряющимися в спелетении веток в букетах трав, пахнет умопомрачительно, и что-то позвякивает в глубине лавки, и каждый предмет, что выхватывает воспалённый взгляд на полках, стенах, на потолке, загадочен и прост, как загадочна и проста всегда была сама Штефи, и вот в этот самый момент, повинуясь искре движения мысли, уперевшейся в положительное, светлое, тёплое, сознательно отринув понимание того, что уже следующее принесёт новую вспышку гнева, обиды, напускного равнодушия, Фринг всё-таки оборачивается к прилавку и смотрит на Штеф в упор.
И чёрт её побери, она совсем, совсем другая.
И не изменилась вообще.
- Вот так, - наверное, он хочет по инерции ёрничать, "вот так встреча", но отчего-то не выходит, и всё, что слетает с его уст это куцее "вот так".
Вот так вот. Понимаешь ли. Как-то вот так.

0

5

Нет лучше школы, чем старая школа, и я в ней директор

[http://s8.uploads.ru/Ze3Fc.gif
Mark Strong

Эдмунд Блишвик
отец семейства, рок-н-рольщик на пенсии*
*this statement is a lie

ВОЗРАСТ:
60 лет

СТОРОНА:
Орден Феникса

ЧИСТОТА КРОВИ:
Чистокровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
Через гостевую

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Главное, что необходимо знать о тебе – ты крут в своей работе. Крут настолько, что был лучшим студентом своего выпуска в академии авроров. Крут настолько,  что спустя три года уже работал под прикрытием в разрастающейся группе радикально настроенных темных магов, и именно благодаря твоему профессионализму, тактике и хитрости виновники понесли свое наказание. Крут настолько, что тебя знают в лицо не только коллеги, но и общество. И, что самое важное, тебя уважают. Ты – герой не только в глазах своих детей, но и в глазах народа. А теперь немного подробнее:
- Семейство Блишвиков никогда не болело аристократизмом, и это обязательно стоит учесть. Тебя, единственного сына, растили родители-авроры, и с малых лет тебя настраивали на то, что ты, как и они, должен будешь продолжить семейное ремесло. Тебя такой факт очень даже устроил, родителей своих ты очень любил и именно с них брал пример при воспитании своих собственных детей.
- Ты всегда был лидером и хорошо учился в школе, но вращался в довольно сомнительной компании – незадолго после окончания школы твои бывшие друзья впутались в весомую заварушку, угрожающую стабильности страны, и именно тебя, молодого, еще совсем «зеленого» аврора с полезными связями, отправили в стан врага, разрушать преступную организацию изнутри. Спустя год ты вернулся с победой, и это добавило тебе весомой популярности в аврорате.
- За следующие двадцать лет ты женился на своей коллеге, обзавелся семьей и тремя совершенно разными детьми. И, скажем прямо, аврор из тебя вышел много лучше, чем отец, хотя ты старался, честно старался. Старший сын с малых лет рос чертенком, не поддающимся дрессировке и воспитанию, младшая дочь оказалась хронической тихоней, а потом и вовсе ударилась в хиппи, так что груз всех родительских надежд лег на плечи бойкой и разумной Алисы, среднего ребенка. Стоит ли объяснять, почему податливая к воспитанию Элис оказалась любимой папиной дочкой?..
- Ты близко знаком с Дамблдором, и ты ярый поборник всего, что связано с темной магией и культами личности, потому примкнул в ОФ одним из первых. Ты старше Темного Лорда, не боишься называть его полное имя и неосознанно его недооцениваешь, что является одной из главных твоих слабостей. Ты не одобряешь ПС, но после того, как один из них посмел убить твою любимую жену, особенно изощрен на расправу с любым, кто носит метку на руке. В аврорате ходят слухи, что несколько случайных смертей ПС в дуэлях с тобой вовсе не случайны, хотя Визенгамот тебя оправдал.
- Ты довольно несерьезно и снисходительно относишься к Фрэнку – с юмором и подколами от старой гвардии молодняку. Сколь бы крутым аврором Лонгботтом не стал, для тебя он всегда будет неопытным желторотиком, что вьется вокруг старшей дочери и, само собой, ее недостоин, но сердцу не прикажешь. Вполне возможно, что после свадьбы Фрэнку пришлось испытать на себе всю мощь отцовского недоверия и дюжину-другую «проверок» со стороны Эдмунда в стиле «Знакомства с родителями», но этот момент я оставлю на откуп вам двоим.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Некоторые моменты я уже указала выше, но повториться все же придется: Эдмунд и Алиса очень близки, и, фактически, Алиса оказалась единственным «правильным» ребенком, какого Эдмунд и хотел. Для Элис отец – пример для подражания и восхищения, наставник, лучший друг и справедливый воспитатель, непререкаемый авторитет и образец идеального мужчины. Даже Фрэнка она оценивает по отцу и порой горестно вздыхает, понимая, что у ее суженного еще детство в одном месте не отыграло.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

1. Имя можно сменить, не проблема. Вообще я немного заморочилась и подбирала имена для всей семьи по их значениям, потому если ты поддержишь мое маленькое сумасшествие и обзовешь отца «защитником», «воином» или около того – я буду очень рада.
2. Пункт биографии о работе под прикрытием довольно сложный, но не пугайся – просто напиши мне, и я помогу логично продумать этот момент. Само собой, все довольно гибко, можно выдумать каких-нибудь нехороших и вредоносных энтузиастов, вплоть до фанатиков Гриндевальда или магических фашистов, решивших атаковать Англию под шумок Второй Мировой (ориентируйся на начало 40-вых годов).
3. По логике, персонаж вряд ли доживет до 1988-го года, потому что иначе у обижающего Невилла дядюшки Элджи глаз был бы натянут на то же место, которым он на стуле сидит. Я рассматривала варианты похищения Эдмунда или заражения по ходу игры опасной и смертельной магической болезнью – в общем, можно все, на что у вас фантазии хватит. Само собой, это лишь предложение – вы вольны делать с героем все, что захотите, если это вхарактерно)

В историю трудно войти, но легко вляпаться

http://sd.uploads.ru/zrNfp.gif
Heath Ledger

Кир Блишвик
старший брат, официально безработный, неофициально – вор, перекупщик темных магических артефактов, контрабандист

ВОЗРАСТ:
33 года

СТОРОНА:
Нейтрал  сочувствующий ПС  сочувствующий ОФ

ЧИСТОТА КРОВИ:
Чистокровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
Через гостевую

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Ты настолько же умный и хитрый, насколько своевольный и непокорный. Тебе всегда тяжело давалось бытие сыном Эдмунда и Ирмы Блишвик, именно тебя больше всех прессовали по поводу будущей карьеры аврора, именно на тебя начали накидывать ярлыки в Хогвартсе, именно тебя выбесило это все настолько, что ты увидел в лицах членов семьи своих злейших врагов. А теперь немного подробнее:
- Ты рос далеко не разочарованием и горем семьи, как это могло показаться. Ты всегда был умным мальчиком, который мог бы служить в разведке и играть в кино, но жесткое и топорное отцовское воспитание сыграло с тобой злую шутку. На каждое действие есть равное противодействие: все его наставления ты намеренно пропускал мимо ушей, на запреты и наказания смеялся ему в лицо, а сестер, которых отец явно любил больше тебя, начал неосознанно по-детски недолюбливать. И не перестал.
- Единственным человеком в семье, действительно любящим и понимающим тебя, всегда была мать, и ты охотно ответил ей взаимностью, пусть и своеобразно – тебя никогда нельзя было назвать маменькиным сынком, но было видно, насколько ты уважаешь эту женщину и насколько бережешь ее истинно по-мужски.
- После школы ты очень громко, четко, в красках и неприличных выражениях обозначил перед отцом свою позицию – скорее слизнями плеваться начнешь, чем примкнешь к «убогому стаду министерских обезьянок». Реакция отца не заставила себя долго ждать – желание твое было исполнено. А ты в тот же вечер сбежал из дома, не сказав никому ни слова. Впрочем, в доме тайком ты появлялся еще несколько раз – забирал свои вещи и подворовывал семейные. Отец подозревал, что ты также выходил на контакт с матерью.
- Твое имя стало в семье нарицательным, синоним провала, предательства и позора. Потому неудивительно, что твои сестры стали к тебе чересчур предвзяты: их этому учил не только любимый папочка, но и вся сознательная жизнь. Ты пытался выйти на связь с Алисой несколько раз по тем или иным причинам, но в каждую из попыток она не воспринимала тебя всерьез и подводила. Последний ваш разговор датировался маем 72-го, сразу после похорон Ирмы. Именно тогда ты, глубоко травмированный убийством матери, пытался агитировать Алису на поиски правосудия и возмездия. Конечно, никто не послушал тебя и в этот раз, назвав чокнутым сумасбродом. Но тебе не привыкать действовать в одиночку.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Вечное противостояние – это про нас, братец. Мы с тобой с самого детства играли на контрастах и нервах наших родителей, лупили друг друга шахматными досками, ты закидывал мне в волосы Друбблс, я в отместку рвала твои глупые маггловские комиксы от твоих глупых маггловских друзей. Повзрослев, мы ничуть не поумнели, просто методы стали иными – ты обязательно сорвал бы мне свадьбу, если бы она у меня была, а я бы подстроила твое увольнение с работы, если бы она у тебя была х) Я думаю, что ты давно забыл о том, что мы – семья; ты думаешь, что я давно забыла о смерти матери и занимаюсь хе***й. У нас никогда ничего не будет просто, зато я гарантирую, что будет весело.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

1. Персонаж весьма неоднозначный – лично я не вижу его героем ни в какой жизненной ситуации, Кир слишком привык разрушать и быть настроенным против своей семьи. В то же время, он едва ли способен на убийство, пытки и прочие развлекушечки ПС. Подставы, черный юмор, разочарования и предательства – это для него оптимальный баланс, по моему мнению.
2. Ты можешь придумать себе поддельное имя и отречься от родства с «этой позорной шайкой авроров», это будет очень вхарактерно и интересно. В конце концов, у тебя всегда есть не менее статная и чистокровная фамилия матери (Гамп), с которой тебя зауважают твои новые друзья.
3. Ты волен придумать любое оправдание тому, как Кир докатился до жизни такой, и я даже не буду против, если почувствую легкий привкус Кесседи из Проповедника, просто потому что это очень в тему. Он действительно немножко раздолбай.
4. Я думаю, что для Кира актуальны несколько позиций в сюжете, он может пытаться внедриться к ПС ради того, чтобы найти засранца, на чьих руках кровь его любимой маменьки; в то же время он может совсем слететь с катушек и принять позицию ПС в качестве отпора Блишвикам, бросившим его. И, кстати, одно другому не мешает.

Пример игры

Лонгботтом, верный страж "алкогольного замка", отступает, удовлетворенный извинениями, и пропускает Алису в дом, полный нетрезвых веселых подростков и сладковатого дыма. Коротко кивнув, Алиса захлапывает дверь, с непривычки хорошенько прокашливается и лишь затем осматривается. Итак, первая часть плана по приведению себя в порядок выполнена. Дело осталось за малым - найти здесь алкоголь, что вряд ли будет сложно, и компанию, от котрой хотя бы не будет тошнить... Миссия, конечно, невыполнимая, но и Блишвик никогда не боялась сложностей.

* * *

- Так значит, Бритни, - категорически нетрезвая Алиса в обнимку со стеклянной бутылкой какого-то маггловского пива восседает в гостиной Лонгботтомов на самом крупном и удобном кресле из всех имеющихся - вероятно, именно это кресло принадлежит главе семьи в периоды, когда любимый сынок не закатывает в доме алкогольные рейвы. Вокруг Алисы на подушках располагается разнокалиберная компания девиц - некоторые из них больше похожи на модных маггловских кукол, некоторые - на дев, случайно выползших из библиотеки и вдохновившихся окрасом попугая. Но все без исключения сейчас глубоко заинтересованы всем, что говорит Блишвик. А все потому, что первая стадия опьянения Алисы - очень самоуверенная Алиса, - этот твой парень, имя которого ты не можешь сказать, потому что у вас секретные отношения, водил тебя на первое свидание в тот новый рыбный ресторан в Косой Аллее?

- Да, это оказалось ужасной идеей,
- сидящая рядом блондинка энергично кивает, а расположившиеся вокруг девушки активно поддерживают ту шепотком и осуждающими выкриками. Алиса с видом опытного и страшно заинтересованного гуру склонется поближе к "простым смертным" и подпирает рукой подбородок - чутье ее подсказывает, что сейчас может быть весело, - Он заказал какую-то гадость - форшмак...
- Это запеченная в молоке селедка, Бритни. Он что, извращенец?
- Нет, но вечером мне было просто ужасно. Это было худшее первое свидание на свете!
- Понимаю тебя, мой тоже выкинул на первое свидание нечто подобное, - подхватывает сидящая рядом с Бритни брюнетка, затем задумывается на секунду и добавляет: - Вернее, точно такое же. Форшмак и сорванный вечер. Это какой-то глупый мужской заговор!

Пока одобрительные-осуждающие возгласы девушек медленно перерастают в гам, Блишвик задумчиво хмурится и словно не обращает на своих подданных внимания, а шестеренки в ее голове усиленно набирают обороты - информация оказалось достаточно нетривиальной, чтобы перевести эти унылые посиделки на абсолютно другой уровень.

- Леди, у меня один вопрос. Вы что, все были в том рыбном ресторане на первом свидании? Не отвечайте, это не тот вопрос. Я знаю только одного человека, способного переваривать селедку с молоком и стальные гвозди, он мой однокурсник, и именно он не пришел сегодня на вечеринку, потому что "заболел"
, - драматизма ради кавычки Алиса даже жестами иллюстрирует, - А еще он ухаживает за каждой первой симпатичной студенткой, хорошо свистит, как твой бойфренд, Пенелопа, носит прическу как у солиста Ведуний, прямо как твой бойфренд, Джесси, и у него обалденные зеленые щенячьи глаза, как у твоего бойфренда, Бритни. А еще он скуластый брюнет с шестью стальными кубиками, любовью к морепродуктам и россказнями о том, что он играет в рок-группе и катается на скейте. Итак, дамы, кто еще, кроме Бритни, Джесси и Пенелопы, тайно встречается с Джексоном, чертовым гением, Дэвисом?

- Он сказал, что находится в процессе тяжелого расставания с его нынешней мерзкой девушкой, которая ему изменяет,
- Бритни первая подает голос, разрывая напряженную тишину, и тем самым обрушивает на гостиную настоящую бурю возмущенных девичьих возгласов. Еще минуту назад все они крепко обнимались, клялись в вечной преданности и собирались забивать шпильками друг за друга конкуренток в очереди за винишком, а теперь готовы устроить бои на выживание за сердце, печень и почки какого-то павлинистого мужлана. Жестокая участь женской дружбы.

- Я смотрю, вам есть о чем поболтать...
- произносит Алиса, но так тихо, что скорее кажется, что она бурчит себе что-то под нос, и второпях поднимается с хозяйского кресла, а затем старается то ли слиться с толпой, то ли прикинуться ветошью - Лонгботтом, которому она обещала сегодня быть паинькой, в отличии от пьяной разгоряченной толпы, вряд ли обрадуется женской драке, случайно начатой ею. В идеале, Элис успела бы удрать в другую комнату и притвориться, что скучает там всю свою сознательную жизнь, но хозяин вечеринки прибыл на место преступления раньше, чем Блишвик успела замести следы и смыться. Нелепая череда неловких совпадений - и Алиса уже схвачена за руку рядом стоящим Лонгботтомом, и лицо его вовсе не выражает удовольствия от зрелища.

- Фрэнк, я...
- начинает было Блишвик, но тут же замолкает, слыша твердое и суровое "Пойдем". На лице парня ходят желваки, а брови нахмурены настолько, что на переносице образуется складка - верный знак, что Алисе сейчас стоит призаткнуться и делать то, что говорят. Кажется, за ту минуту, что они с Лонгботтомом поднимаются на крышу, у Элис вся жизнь перед глазами проносится: вся показная самоуверенность практически улетучивается и сменяется неприятным напряжением и осознанием, что она взяла и все испортила. Если сейчас Фрэнк попросит ее на выход, то будет безоговорочно прав - она заслужила это своей неосмотрительностью.

- Ну, кажется, мы оба знаем, что я не справилась.
- драматично выдает Алиса, захлопнув за собой люк, несколько секунд осматривается по сторонам, а затем встречается взглядом с Лонгботтомом. - Это вышло не специально, я не хотела устраивать бедлам и срывать твою пати на хате. Просто подвернулась возможность, чтобы... - девушка осекается, морщится и трясет головой, словно отгоняя все лишние и дурные мысли. Затем глубоко вздыхает и вновь поднимает взгляд на Фрэнка, - Это важно? Я не хочу оправдываться. Тем более, перед тобой, прости. Я уйду прямо сейчас, если это поможет. Но, в общем-то, в свою защиту скажу, что там внизу твои гости не выглядели недовольными. Какая вечеринка без драки, да? - Алиса натянуто улыбается и пытается изобразить залихватское "э-ге-гей", но видит на лице Лонгботтома полное отсутствие энтузиазма и тут же затихает, - Верно, хорошая вечеринка без драки, глупость сморозила.

0

6

Добра и зла не существует. Есть только сила, есть только власть, и есть те, кто слишком слаб, чтобы стремиться к ней.

http://bilshe.com/uploads/images/bilshe/kxanje3.jpg
Джим Парсонс | Jim Parsons

Квиринус Квиррелл
практикант магловедения

ВОЗРАСТ:
двадцать лет

СТОРОНА:
нейтралетет

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
начнем с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Все, за что бы не принимался молодой человек, оставалось каким-то... невразумительным. Он от рождения был умным, смышленым мальчиком, но излишняя любовь матушки превратила его в изнеженного ребёнка и от того, когда в Хогвартсе нужно было смело ловить в карман звезды с неба, он оставался вечно сомневающимся, стеснительным мальчиком. Он никогда не тянул руку первым, старался оставаться в тени, но каждый раз жалел, что никто его толком не замечает, а если замечают, то не восхищаются его умом, находчивостью и прочими личностными качествами, а подтрунивают и задевают, мол для чего волшебнику складывать рубашки по степени их жесткости? Квиринус всегда и во всем любил и любит порядок, эта любовь доходит чуть ли не до мании. Обладатель колоссального ума и феноменальной памяти, Квиррел не раз страдал от насмешек молодых волшебников, для которых оставалась загадкой излишняя собранность, организованность и скромность. В общем, вы, наверное, понимаете, почему в школе над ним смеялись.
Удивительно, но после окончания обучения Квиринус без лишних колебаний принял решение связать свою жизнь с преподавательской деятельностью. Прожив всю свою жизнь в магловской среде, он накопил достаточно опыта и был вполне компетентен для того, чтобы занять должность преподавателя, однако в виду мягкого характера не соответствовал необходимым качествам до конца, от того и значится нынче лишь как практикант. Однако, это волшебника не огорчает. Как это обычно бывает с мальчишками, которых всю жизнь третировали и задирали, он хотел стать сильнее, от того начал интересоваться заклинаниями, которые не входили в курс школьной программы. Накатанная дорожка привела его к Тёмным Искусствам. Подобные практики крайне категорично расцениваются в Англии, а вот некоторые мало-развитые страны не стесняясь о них говорят. Квирелл начал путешествовать - поднакопить опыт, расширить кругозор, мир посмотреть. Его интерес был вполне логичен и понятен, никто не задавал лишних вопросов, ведь никому и в голову не могло прийти, что этот скромный юноша может выпытывать у аборигенов тонкости обрядов тёмной магии. Так он и живет после выпуска - полгода в странствиях - благо, собранные после продажи дома и маггловского имущества средства позволяют - полгода обитает в Англии, совершенствуясь в педагогической деятельности. И пока он даже малейшего понятия не имеет, какая судьба ему уготована.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Я думаю, мы толком еще не сталкивались, но уверен, что игра это исправит. Не важно, что вы выберете в качестве приоритета - мы будем вас ждать и любить и вообще-вообще.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Канон говорит нам о том, что Квиррелл мог колдовать по щелчку пальцев, и палочка ему была не нужна. Мне кажется, что перед нами явный пример триккера, который смог овладеть палочкой, а это, стоит признаться, редкость. Еще вы знаете язык троллей и вообще очень интересный персонаж. В игре можно будет присоединиться к лагерю Пожирателей, а можно сделать свой путь к сторонника Лорда очень долгим - было бы желание. Так или иначе, скучать и сидеть без игры точно не получится.

Пример игры

Он стоит на перроне, отчаянно пытаясь сморгнуть пелену сегодняшней ночи – та, словно бельмо на глазу, мутное, молочное и склизкое, всё никак не хочет уходить, раздражая не меньше, чем соринка. Крепко сцепив пальцы за спиной и, покачиваясь с пятки на носок, юноша вежливо улыбается однокрусникам, которые сыплют остротами. Еще недавно он нашел бы их забавными, но в сером надрывном сегодня Барти не видит в них ничего, кроме чужих слов, неумело интерпретируемых жадными до скандалов языками. Нужно кивать, одобрительно улыбаясь, нужно прикинуться вежливым дурачком, прожившим всё лето в загородной изоляции, и не сказать ничего лишнего, ни жестом, ни взглядом не выдать себя.
- Как провел лето, Бартемиус? – холодные, ни к чему не ведущие, вопросы, такие же взгляды. Крауч улыбается, благодарно кивая головой и во взгляде его читается теплота, которая не находит отклика среди собеседников и скрывается за очередным мановением ресниц, не пристыженная, но почти побежденная.
- Замечательно, друг мой, замечательно, - здесь не поймут его радости и той досадливой, щемящей тоски, что охватывает его раз за разом, стоит лишь на мгновение вернуться в конец июня, середину июля, вчерашний день.
- Готов к учебному году? Ты знаешь, в этом году мы должны поставить Гриффиндорцев на место, так что факультет на тебя рассчитывает, - и снова улыбка. Говоря на чистоту, Краучу-младшему уже совершенно всё равно на успехи изумрудно-серебряных и то, какими они окажутся дураками, когда львы, в очередной раз, возьмут пальму первенства, вырвавшись на финишной прямой. Его даже не заботит, подсуживают ли им специально, или же это какая-то древняя, запрещенная магия – всё это кажется пустой возней навозных жуков. Впервые за всю свою недолгую жизнь, Хогвартс кажется ему картонной декорацией, умело скрывающей от своих учеников истинные реалии и вещи. Настоящая жизнь, настоящая учеба, она, как оказалась, была делеко не в школе.
- Главное, чтобы сборная не подвела, - размеренно отвечает он, сквозь полу опущенные ресницы, - Поттера ведь выбили из седла, теперь поблажки не будет.
И от него отступают, возвращаясь к сплетням и догадкам. Барти оборачивается по сторонам, оглядывая мрачную толпу невидящим взглядом. Он ничего не ищет и никого не ждёт, он просто хочет сделать шаг назад, прислониться спиной к стене и раствориться в этом праздничном аду, сдобренном дымом и гомоном. Последний раз он стоит на этой платформе, так ведь? Последний год, последний курс, последнее спокойное лето. Чувство завершенности не покидает его и сбивает с толку, заставляя отделиться от группы слизеринцев и присесть на свой массивный, наполовину пустой чемодан.
Винки была недовольна тем, что молодой господин вернулся домой поздно и без пальто – заботливая эльфа всё хлопотала, что так недолго и заболеть и хоть Барти и говорил, что всё это пустое, но снарядила его целым отрядом домашних целебных настоек и чаев, словно играла в игру «угадай, что сработает». Надо отдать должное, но либо ему просто повезло, списывая все на молодость организма, либо что-то действительно имело вес, но сегодня он чувствовал себя далеко не паршиво, несмотря на вечерние похождения. Правда, лучше от этого не становилось. Крауч-младший спрятал бледные, испещренные родинками, руки в карманы мантии и ладонь тут же обжег холод Маховика.
А может, повернуть всё вспять? Это ведь так просто, нужно лишь найти ту точку пространства и времени, где он не встретиться с собой и всё пойдет иначе. Барти смеется своим мыслям, сжимая тонкую резьбу времени. Нет, это всё пустяковая, совершенно дурацкая идея человека, которому, наверное, в радость раз за разом бередить свежую рану, ведь изменить ничего не получится, можно лишь проживать этот день, раз за разом, пока материя не истончиться и не сожрет его, злостного нарушителя покоя и порядка.
Тот еще путешественник.
Мальчишка поправляет шарф, который сегодня на него водрузил отец самолично, однако, Барти даже не нашел в себе сил удивиться. Он опускает взгляд на зеленую полоску, вспоминая, как отцовские руки поправляли топорщащиеся складки и сметая несуществующие пылинки. Весь он был сегодня как с иголочки, выглаженный, выпрямленный, зализанный и аккуратный. Настолько аккуратный, что сам себя раздражал этой правильностью, но предпринимать ничего не стал. Так нужно, мой мальчик, так нужно. Он ежится, выставляя воротничок мантии для защиты от первого осеннего ветра, и смотрит, как все медленно погружаются в вагон, подгоняемые тем, что поезд вот-вот тронется.
Барти не спешит.
У него больше нет друзей, с которыми можно будет разделить секреты и переживания – все выпустились этим летом. Так странно, раньше ему завидовали от того, что он вечно крутился вокруг старшеклассников, а теперь, этот сомнительный «козырь» выпал из его рукава и как-то все резко потеряло значимость. Обесценилось? Да, быть может. Когда ты всю жизнь существуешь в лавке бижутерии, а потом неожиданно оказываешься в настоящей ювелирной мастерской, сложно будет вновь польститься на подделки.
Никто из приятелей даже и не заметил, что Крауч не вошел в вагон.
Кажется Барти, что он как-то странно состарился за это время. Юноша упирается локтями в колени и чуть подается вперед, с грустью смотря за тем, как отходит поезд. Еще немного и вся толпа исчезнет, словно и не было никого. Родители с облечением вздохнут, им больше не нужно будет беспокоиться за сохранность детей, ведь Альбус Дамблдор всех убедил в том, что Хогвартс нынче – самое безопасное место во всей магической Британии. Они вернут себя в рутину собственных дел, спеша на работу, домой, в Министерство.
Интересно, Амос добрался без приключений?
Юноша хмурится, а на губах расцветает усмешка. Он все еще думает о нём? После всего того, что вчера вытворил? Конечно же да. Барти даже если захочет, даже поганой метлой не вытравит эти мысли из головы, раз за разом возвращаясь к тому, что сам порушил. Мог ведь смолчать, мог бы довольствоваться тем, что у него было, сколь неправильным бы это не считал, но нет.
Правда, ему почему-то всегда нужно донести до кого-то правду, словно она им действительно нужна.
- Молодой человек, покиньте платформу, - сухой голос проводника, который словно и не замечает, что школьник отстал от поезда. Все уже разошлись, пока Крауч барахтался в болоте своих мыслей, все поспешили домой. Слизеринец поднимает взгляд и грустно улыбается.
- Да, начальник, сейчас, дайте отдышаться.
Мужчина уходит, поигрывая ключами и волшебник невольно провожает его взглядом, прежде чем замереть на вдохе, приметив на Их на мосту.
Отец с ребенком, счастливая пара.
Барти спешно отворачивается, смотря строго перед собой и повотяет, словно молитву:
Только бы не заметил, только бы не заметил.
Под сердце резко входит тонкая игла, входит она искусно, не задев ни единой артерии, не предвещая угроз для жизни, но боль эта игла приносит страшную. Крауч хватает ртом воздух, но ему все мало. Бледные пальцы хватаются за шарф, послабляя петлю и на перрон со звоном падает золотой Маховик, юноша опускается за ним, больно ударяя колени, но глаза, как обычно бывает в приступе паники, подводят его и он шарит по брусчастке ладонями, но не может заметить блеска.

0

7

Настоящее отчаяние не ходит под руку с болтовнёй.
Тот, кто не хочет жить, умирает молча.

http://sa.uploads.ru/xc1Gr.gif
Matthew David McConaughey

Thadeus "Thad" Nott | Тэдиас "Тэд" Нотт
временно незнакомый мракоборец | друг Альфреда Манфрейма

ВОЗРАСТ:
1940г, 38

СТОРОНА:
Пожиратели Смерти

ЧИСТОТА КРОВИ:
Чистокровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
Вызываемся в гостевую

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Ты, мой дорогой, чистокровный засранец, подарившей бабушке добрых семь седых прядей. Статус, ум, хорошее сложение тела и недурная мордашка — заправлять бы тебе поместьем, озарять нас своей улыбкой с первых полос, поучать детишек и жену целовать в золотистые кудри, да подписывать причудливым вензелем чеки из Гринготтс, рассказывая приятелям на скачках, что ты всегда ставишь на «ту самую» лошадь. Не жизнь у тебя должна быть, а колдография из светской хроники, но знаешь что? Твои амбиции, твоя гордыня и твоё упрямое чувство справедливости заглотили эту карточку быстрее, чем её успело бы обглодать Адское Пламя.
Отец вечно занят в банке, мать не хранительница очага, а лицо медийное, умеющее давать советы всем, но только не себе. Твоим воспитанием занималась бабушка, которой, в общем и целом, казалось, что дети вырастают сами собой, сразу порядочными, сдержанными и смекалистыми. Возможно она тебя любила, возможно не умела этого показывать, но знаешь, все эти её множественные «нельзя», «спину ровнее», «говори четче» не взрастили в тебе ни трепета к фамильному древу, ни желания быть образцовым мальчиком, как это случилось в свое время с твоим отцом. Ты захотел бунтовать, ты захотел показать характер, от того рос в фамильном гнезде «как сорняк». К шести все уже отчаялись призвать тебя к благоразумию и смирились с тем, что ты из себя представлял, но разве это должно было тебя успокоить? «Поступишь на Рейвенкло, будешь как папа с мамой круглым отличником». Нет, никакого Рейвенкло, и на Хаффлпафф меня не распределят и уж точно не Гриффиндор – хоть все вокруг и перешептывались, что из слизеринца никогда не выйдет порядочного волшебника, ты втемяшил себе в голову, что будешь учиться именно там. С самого детства ты начал доказывать всем, что слова «нельзя» и «невозможно» совершенно точно не для тебя. С самого детства ты всё делал наперекор. Что, говорите, слизеринцы не могут якшаться с гриффиндорцами? О нет, у тебя есть парочка хороших друзей среди львов. Говорите, выше собственной головы не прыгнуть, и слизеринец никогда не станет мракоборцем? А вы видели отчет аттестационной комиссии, которая разве что не аплодировала стоя? Чистокровный аристократ не женится по любви на девушке без рода и имени? Навряд ли Ивонн, ставшая для Торфинна горячо любимой супругой, сможет похвастаться хоть чем-то из этого. Ты — шельма, знаешь? Всю жизнь пытаешься оседлать ретивого быка, каждую свою секунду размахиваешь перед его лицом красной тряпкой, жалишь его навахой и точно не думаешь, что однажды можешь оказаться на рогах. Не думаешь, а стоило бы, ведь ты не матадор и копыта строптивца вот-вот тебя растопчут. Ты пал, шельма, и все это видят.
Все началось с отставки твоего хорошего друга Манфрейма. Скажи, как долго ты обивал министерские двери в святой надежде доказать верховным, что произошла чудовищная ошибка? Как много времени ты потерял, собирая никому не нужные бумаги? Ведь даже Альфред говорил бросить это дело, а ты, упрямый, всё не слушал. И к чему это привело? Казалось бы, совсем недавно ввели разрешение на арест без доказательств по первому подозрению, и вот уже твоя любимая Ивонн отправляется в Азкабан. На работе все смотрят косо — жена мракоборца якшается с Пожирателями, какой позор! Но ты ведь знаешь, что это не так. Ты ведь понимаешь, что вас убирают один за одним, лишь бы никто не заговорил о главном, о том, что действительно важно. Пожиратели Смерти уже в Министерстве, а это значит, что конец уже близко. Ты знаешь это.
Ты, разочаровавшийся в продажной и слепой системе правосудия. Ты тот, кто был призван защищать и оберегать. Ты сильный мужчина, не привыкший сдаваться. Ты согнул свой хребет и встал под знамена Лорда. Разумеется для того, чтобы разить василиска из тыла, потому что решил в одиночку справиться с этой змеёй изнутри. Но как ты еще не понял, что здесь есть кто-то умнее тебя? Надежды вскоре рухнут, и ты поймешь, что перехитрить других и, в первую очередь, себя, не вышло...   

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Со мной, Барти, ты еще не знаком, однако, я думаю, что мы сможем это исправить. Неужели тебе не хочется поднять опущенные руки, засучить рукава и вновь броситься на амбразуру? Я молод, я умен и горяч, я готов помочь тебе в этом деле ведь справедливость должна восторжествовать, так? Ты запутался в собственных сетях, так позволь мне помочь? Одна голова хорошо, а две… да как же это две? Три, три головы – многим лучше.
Что касается Альфреда, то с ним ты знаком еще с хогвартской поры. Ваша дружба была проверена десятилетиями, и в самый неподходящий момент была предана. Этого не ожидали оба. Ни ты, ни он. Просто пришлось выбирать. И выбор этот был не в его пользу.   

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Что угодно, но точно не тихо подпирать дверной косяк в сторонке. Тут ведь дело какое – персонаж не из простых и хоть всю его жизнь обстоятельства толкали его в одно русло, он наперекор потоку шел своей дорогой. Он мог бы стать антагонистом сто с лишним раз, но всё еще придерживается своего идеала. Того, что никто не купит и никто не продаст. Нас ждут интриги, нас ждут расследования. Мы не будем скучать, мы расскажем историю о верности и предательстве, но лишь от вас зависит её конец. Это мрачные времена и мрачная сказка, так давайте же «словим Макконахи» и пройдем её от начала и до конца?

0

8

... а ваши кости просто хрустнут под моею ногой,
Вам принеся вполне бесславную смерть.

http://i4.imageban.ru/out/2013/08/17/053d4562162012b2b57dc57b5cdf098a.gif
Cillian Murphy

Пэдди Пиарас Пиритс
владелец ирландского паба, Пожиратель Смерти

ВОЗРАСТ:
29 лет

СТОРОНА:
Пожиратели Смерти

ЧИСТОТА КРОВИ:
последний полукровка в роду

СПОСОБ СВЯЗИ:
вызываюсь в гостевую

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Пэдди Пиритс - волшебник, от имени которого до сих пор вздрагивают в Дагенхэме, Хаверинге и Баркинге. Выходец из Северной Ирландии, предприимчивый молодой человек, слишком рано оказавшийся во главе семейного стола и принявший на свои плечи хомут ответственности, он смог добиться успеха в Лондоне, не заняв и кната, но пройдясь по многим головам. Жестокий, целеустремленный, в чьих интересах лишь дела фамильные. Себя называет загубленным человеком, поэтому главной задачей для себя считает обеспечить счастливую жизнь для следующего поколения, а кто им станет - дети сестры, братьев или его собственные -  волшебнику не так уж и важно;
Их род никогда не был богатым и знаменитым - в школьные годы Пэдди донашивал мантии за своим старшим братом и сдувал пылинки с учебников, прекрасно понимая, что они перейдут к младшим, а их дядюшка Арго, положивший жизнь на алтарь служения алхимии, все никак не мог дождаться того самого момента, когда же его труды оценят по заслугам. Над ними пытались издеваться, но мальчишка знал, как за себя постоять. Единственное, что могло вывести его из равновесия, так это нелестные высказывания в адрес семьи - тут дело доходило до дуэлей. И хоть Пэдди никогда не хватал звезд, наука заклинаний давалась ему с трудом и сдавалась лишь благодаря упорству, он всегда выходил победителем. Мальчишка не гнушался грязных приемов, невозмутимо заявляя, что он прав и одного лишь этого достаточно. Школу он закончил с горем пополам, но своим выпускным балам значения не придавал. Тому, чем юноша собирался заниматься, было не важно, что у тебя стоит за трансфигурацию - “тролль” или “выше ожидаемого”;
Ирландцам кровью начертаны три вещи - знать толк в виски, рассчитывать на благосклонность лепрекона и грызться с упрямством питбуля. Одному Мэрлину известно, как он смог перевести всю семью в Лондон, как смог поставить на ноги один из самых захолустных пабов, из которого даже тараканы бежали, как добился уважения… Кровь, в его истории очень много крови, его руки по локоть в ней, а он смеется и прикуривает очередную папиросу. На раз зарвавшегося ирландца пытались поставить на колени, показать ему место, стереть в порошок, но еще никому этого не удалось. Пэдди всегда думает на два, а то и три шага вперед, он здраво оценивает свои способности и знает, что в знании сила. У него есть красная папка почти на каждого, кто так или иначе имеет вес в обществе и если волшебник даст ей ход, то героя досье уже на завтра с радостью примут в Азкабане, его семья не досчитается ребенка, а дающая хлеб мануфактура вспыхнет среди ночи, точно спичка. Пэдди Пиритс не боится и готов объявить войну всему миру. Он молод, нагл и голоден;
В стан Пожирателей его привел Рудольфус Лестрейндж. Пэдди оказался в нужном месте и в нужное время, хотя сам об этом и не догадывался. Просто так совпало. Так вышло, что банда ирландцев была не угодна его делу, так сложилось, что их дела были не угодны Лорду. То, что происходило за дубовыми дверями паба в Хаверинге нельзя назвать делловыми переговорами, как оно планировалось изначально - ворвавшиеся в помещение Пожиратели сметали все на своем пути, в угоду своему господину, а Пиритс решил воспользоваться ситуацией. Под конец рудольфус нашел его впечатаным в барную стойку, немало потрепанным и безумно скалящимся при виде некогда белоснежной перчатки. Пэдди смеялся и слизывал чужую кровь, в то время как в глазах читалась безразличие до своей судьбы - он не мог не приглянуться Руди;
Исполнительный, самостоятельный, неразговорчивый - таким его знают Пожиратели, таким его знает сам Тёмный Лорд. Господин Пиритс любит проводить свободное время в закрытой кабинке своего паба, попивая виски, собирает информацию и вылавливает в свои сети заговоры. Большая часть хитвизардов прекрасно осведомлена о том, что бизнес Пэдди далеко не чист на руку, но никто не будет с этим ничего делать - у него все схвачено;

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы не знакомы. Пока, не знакомы, но, надеюсь, что это реально исправить, что скажите. Мне нравится ваше безумие, импонирует ваша холодность и то, что вы не рветесь судить людей. Я к вам приду, мы с вами поговорим и вполне возможно, что станцуем, схлеснув палочки. А потом, когда на моем предплечье запылает клеймо Пожирателя вы меня научите, вы многому меня научите. Ну а пока… не стану вас тревожить. Приходите.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Интересная игра. Побудьте змеем искусителем, сломайте наивного мальчишку, помогите мне стать тем, кого ждет канон. И заставьте всех чистокровных чтить славную фамилию Пиритс. Пусть они забудут, про золото дураков, пусть каждый третий будет обсуждать книгу вашего дядюшки. Войдите в историю. История ждет.

0

9

Всё одно, а одно — это всё

http://24.media.tumblr.com/07b974d63e840e4d2b1565fc9021576d/tumblr_mlja1oKYrs1qjt83xo1_500.gif
James Eugene «Jim» Carrey

Николас Фламель
легенда алхимии, создатель философского камня, меценат

ВОЗРАСТ:
654 года

СТОРОНА:
дражайший друг Альбуса Дамблдора

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровен

СПОСОБ СВЯЗИ:
начнём с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Хм, что же можно рассказать о волшебнике, которого при жизни назвали легендой? Ну, пожалуй, стоит начать с того, что вы - необычный. Да, это, на мой взгляд, самое подходящее описание. Вы несравненный гений, человек, сумевший укротить извечный и естественный механизм времени. Кто-то назовет вас безумцем, кто-то начнет рассыпаться в комплиментах, но вам, право слово, уже все равно. За вашими плечами так много прожитых лет, так много свершений, так много странствий, что, пожалуй, вас, Николас, уже ничем не удивишь. Вы помните больше, чем достоверные хроники, в вашей голове сокровенные формулы мироздания ведь вы подчинили себе волшебство, разложив его на множества и подмножества, расписав "абракадабру" в лаконичный футляр определений и аксиом. Хотели получить богатство - обрели бессмертие. Вы уникальны, Николас.
Несмотря на прожитые годы, вы все еще отчаянно пытаетесь найти что-то новое, неизведанное, необычное, однако, это становится все сложнее и сложнее. Белые пятна на картах влекут вас, но все континенты ведь уже давно открыты. Вы не преподаете в школах, не читаете лекций, лишь редкие волшебники могут похвастаться тем, что их учителем был сам Фламель, но истинные счастливцы те, кто может назвать вас своим другом.
Вы эксцентричны, но гениям и старикам это прощается. К тому же, кого должно волновать то, что вы любите выгуливать своего домашнего питомцы в ночном халате? Ну, бывает. Что говорите? Ничего особенного? Соглашусь, но следите внимательнее за вашей саламандрой, кажется, она вот вот спалит сову того достопочтенного господина. Кстати, запахните полы халата, сейчас, как-никак, осень, можно и простыть, если жить нараспашку.
Вы мудры и добросердечны, хоть ваши шутки и не все способны понять. Все дело в том, что вы не растрачиваете себя по пустякам - все скоротечно, все изменчиво, только не вы. Как хорошо, что ваша супруга вас понимает, хоть и не раз повторяет обратное, возводя руки к небу и в очередной раз закрывая глаза на ваши выходки. Между прочим, она до сих пор не может вам простить, что в ванную, которую вы согласились выложить её любимой мозаикой, поселился ваш любимый аллигатор, который - ну а что, раз парню нравится, пусть поживёт -  а чудную студию, в которой она собиралась коротать часы за колдо-живописью, кто-то переделал под очередной рабочий кабинет. У вас, Николас, за между словом, только в своем доме этих кабинетов семь штук, под каждый день недели!
Сейчас вы живете в Девоншире, хотя еще недавно странствовали по миру - это, кстати, еще одна причина недовольств вашей дрожащей супруги. Ну конечно же, её ведь потребовалось целое столетие для того, чтобы привыкнуть к жизни кочевников, а тут, внезапно, вам в голову пришло осесть на севере Англии. Но она вас понимает, хоть и не упускает возможности посетовать на отвратную погоду. Кончено же понимает, ведь Альбус Дамблдор не только ваш старый друг и если он говорит, что ему нужна помощь Фламелей, значит дело дело стоящее. К тому же, этот огонёк, что загорается в вашем взгляде, когда вы говорите о друге, разве может она его не заметить? Разве может она перечить вашему счастью?
Однако, что же на самом деле вы ищите на молочных берегах, Николас? Молчите?

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

О, я о вас, разве что в книгах читал. Вы, кстати, разве не выдумка? Нет,серьёзно, шестьсот лет? Это какой-то трюк?

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Вообще, вы вольны играть что захотите. Просто сегодня такой день, в котором просыпаешься и понимаешь, что очень хочешь увидеть вот такого вот героя. Вы можете поиграть на стороне Феникса, можете поучаствовать в гонке за Дарами Смерти, а можете сыграть роль мудрого наставника. Так или иначе, Николас, судьба философского камня целиком и полностью в ваших руках. Приходите, а уж игра и соигроки не заставят себя ждать.

0

10

Я СТОЮ ПОД ОГНЕМ, И ДНИ СКВОЗЬ МЕНЯ НЕСУТСЯ

https://33.media.tumblr.com/04365b05524a2fc302d530944de2846e/tumblr_my3e01k0vU1sgkxqfo2_500.gif
evan peters

Johann Scholz
пациент больницы Св. Мунго, оборотень

ВОЗРАСТ:
20-25 лет

СТОРОНА:
оборотни, немецкая стая

ЧИСТОТА КРОВИ:
маглорожденный

СПОСОБ СВЯЗИ:
685411217 или в гостевой сговоримся

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Ян был мальчиком, когда его покусал оборотень, перевозимый немецкими магами через магловские территории для заключения. Будь он маглом, он обязательно бы умер, однако его родители даже не подозревали о том, что действительно спасло их сына от смерти. Они даже не подозревали, что волк, появившийся из неоткуда в окрестных лесах у небольшого города в ФРГ - это самый настоящий оборотень. И их мальчик тоже. Но им помогли - им должны были почистить память, но Ян помешал выплеском магии прямо на больничной койке. Тогда его зарегистрировали как оборотня, тогда ему поставили клеймо на всю жизнь, обеспечив ужасное будущее.
Его спасло то, что в Германии жил бывший преподаватель трансфигурации Дурмштранга, набиравший учеников из обычных семей по протекции знакомых. Один из магов, чувствовавших вину за случившееся во время перевозки оборотня, оказался таким знакомым. Он привел мальчика в поместье, где такие же не родовитые немецкие волшебники получали возможность контролировать свой дар. Тайну Яна знали только тот самый преподаватель и маг из охраны, ставший хорошим другом мальчика. В частном пансионе он только благодаря ему мог скрывать свои обращения.
Но когда-то мага должно было не оказаться рядом. И Ян вышел из-под контроля. Забыв все, он пустился в бега в обличье зверя - чудо, что он никому не навредил. Когда очнулся, то был не одиноко брошен в какой-то пограничной канаве, а среди таких же несчастных.
Ян нашел стаю, с которой смог бы жить. Он перестал отмечаться в министерстве ФРГ, что с новой европейской политикой против оборотней стало равносильно государственной измене, преступлению. За этим должна была последовать казнь, но стая до последнего спасалась.
Пока не распалась стая. Вожак убит в январе 1979-го. Единственной страной, где не запрещены оборотни, становится Британия, куда и подаются многие выжившие члены стаи. Ян тоже бежит туда магловскими путями.
Но в скором времени даже в Британии принимается европейский закон о больных ликантропией. Что-то идет не так. Яна выслеживают в сентябре, пытаются поймать в человеческом обличье. Чтобы сбросить хвост в лесах, он трансгрессирует, хотя знает, что плох в этом. Его расщепило так, что самого немца нашли без сознания в черте Лондона, когда его след простыл где-то в Уэльсе. По лицу не сразу опознали преступника - обезображено. Но уже в Мунго поняли, кто он есть на самом деле. Не сразу, но поняли.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Ян оказался в отделении, где работает Рут. Она же присматривала сначала за обезображенным пациентом, потом за крайне странной личностью, которая позже ей открылась. Ян не признавался ей в том, что он оборотень, но Рут предположила, что он чем-то болен, когда увидела его будущее. Она хотела сообщить о немце совершенно случайно знакомому послу ФРГ до того, как про оборотня прознают власти, однако не успела. Обещала ему поддержку и защиту.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

По идее Ян станет первым оборотнем, которого будут использовать для поимки оборотня. Его будут шантажировать, у него будет покровитель. На форуме уже есть члены его стаи, которые определились со стороной, что дает Яну простор для действий. Плюс, у него будет достаточно связей по министерству, по Мунго и по стаям. А может и в темных рядах. Интересно его было бы наделить еще каким-нибудь психологическим заболеванием, но это уже на фантазию игрока.

Пример игры

Думаешь, стоит? Редкое сомнение в собственных силах и по-кошачьи наклоненная набок голова с потемневшими глазами, превратившимися в узкие щелки с блестящими глубинами зрачков, терявших границы с радужкой. Не стоит, нет, нет, нет. Книга шепчет что-то, когда переворачивается страница. Тот самый голос персонажей, которые тонут под тяжестью следующего момента. Вы не герои, вам появиться один раз и пропасть, не раскрывшись, не повлияв на конфликт трагедии, не став причиной слез и утреннего пораженного взгляда на восходящее солнце Солнце, почему ты рождаешься раз за разом, а они умирают?
Но стоит чьему-то неосторожному шагу в шумной обуви разбудить плиты коридора, как все погибают под тяжестью новой обложки, а трупы в чернильных гробах прячутся под скамейкой в кабинете. Оправляет белый халат, который еще не налился желтизной  поражающих разум знаний, не стал лимонным с выведенными на воротнике инициалами и фамилией, чтобы мягко улыбаться и говорить, что все будет хорошо. Но она говорит, легко дернув бровями, не выдавая своего знания, что ничего не будет хорошо, пока только солнце имеет право воскресать после каждой холодной ночи и болезни серых туч Альбиона.
– Рут, не сиди здесь, идем, – тихо, но строго замечает старшая медсестра, которая водит за собой на поводке стажеров, шагающих на цыпочках с аккуратно взмахивающими для равновесия руками. Единственный медбрат-стажер на дежурстве возле палат с отравлениями, поскольку в ночь может случиться что-то страшное, что не смогут вытерпеть незакаленные лавой боли молоденькие девушки. А вам дети, да, ведь все, кто хочет спасать жизни, любит выздоравливающих детишек. Те, кто обречен, в другом месте, или с родителями, которые забрали их умирать с собой.
Рут знает, Рут стояла подле целителя, который общался с волшебниками, что забирали свою дочку в поместье, чтобы она уснула в объятиях семьи, а не под предельно честными глазами медсестер, которые бы держали за руку умирающую в одиночестве душу. Рут была с ними согласна: даже если ты всю жизнь в больнице провел, лучше здесь не умирать.
Уложим детишек спать, – тихо говорит еще одна девушка в белом халате, которая присоединяется к молчаливому шествию Рут. Кивает, как глухонемая – не отстраненная, а просто неразговорчивая, но в кошачьих глазах столько понимания и ответа, что напарница мило улыбается и просовывает свою руку в кольцо спрятанной в халате. Так и идут, как звенья цепи: Сметс смотрит в пол, тихо усмехаясь, а девушка щебечет утренней пташкой обо всем на свете, словно каждой из них есть дело до новых законов в вечернем еженедельнике.
– Мы рано, – несколько разочарованно говорит Джейн, заглядывая в щелку, откуда доносится голос детский голос наперебой с высоким женским. Старшая медсестра ушла, Рут осталась сидеть с коллегой на танкетке под дверью, прислонившись щекой к холодной стене и прикрыв глаза.
В голове снова был какой-то рой мыслей, запутавшийся в самом себе и потерявший концентрацию, какая была во время чтения. «Лукошко», – лениво проскакивает на поверхности громче остального, и Рут думает, какое лукошко? Не строгий голос это произносил под черепной коробкой, но все же понять причину этой странной картины в голове было важно.
Цветение папоротника… – проносится еще выше, и Рут слышит эту бессмыслицу ушами, вне своего мирка, похожего на соединение двух течений в море, когда холодное ныряет под теплое, а цвета меняются в соответствии с правилами – законами – природы. А цветение папоротника вне законов природы, что заставляет Рут приоткрыть глаза и спокойно взглянуть на напарницу, которая боком сидит на скамейке и слушает тик часов да сказочный голос из-за двери. Так легко им заслушаться, если верить на слово. Сметс на секунду верит и медленно моргает. Все вмиг становится таким медленным, что она успевает распутать клубок мыслей и понять, откуда взялось лукошко после раздавленных героев и персонажей.
Секретную карту… – С закрытыми глазами Рут хмыкает, мотнув головой и отгоняя ненужный сон. Он уже хотел завести долгую беседу с тремя собеседниками, но она отказалась от аудиенции, из-за чего остальные собеседники забеспокоились и в панике завели новую беседу. «Тина», – проскакивает на высоких нотах, но о заросшем пруде Рут забывает, выныривая из связей в картинках.
Время, – говорит она, поднимаясь со своего места, когда приходит нянечка – заботливая женщина, внешне похожая на медведицу, поторапливающую своих медвежат уйти подальше от людей. Она прибирает все к своим рукам, сгребая самых громких вместе и приятно обнимая. Рут краем глаза смотрит на нее и расставляет стулья вместе с сидевшей здесь девушкой. Так легко рассказать сказку детям, если они живут вне нее, но потом пообещать, что она придет в их дом – это жестоко. Рут открывала окно почти всю зиму, чтобы дождаться того мальчика, который забирает детей в свою страну и учит летать, но у ней пришли лишь простуда и почерневшая деревянная рама, которую Анна то и дело заколдовала в порядок. «Ты что, это магловская сказка, в них все не по-настоящему. Магл вообще много неправды говорят своим детям».
Натягивая на девочку одеяло, Рут смотрит на ее плотно закрытые глаза и садится на корточки перед кроватью. Ждет, когда она подумает, что медсестра ушла и прекратит притворяться. Девочка осторожно открывает один глаз, а потом переворачивается на другой бок, как бы во сне.
Спи. Спокойной ночи, – погладив ее по волосам, шепчет Сметс. Как можно обманывать так легко? Магические сказки же гораздо правдоподобнее, они не разбивают сердца.
Рыжая выходит из палаты, оставляя тишину детской на свою коллегу и медведицу, оберегающую чужой сон, а сама идет следом за мелькнувшей в коридоре тенью.
Скажите, а вы... – Что-то нужно было сказать, чтобы она остановилась, и девушка останавливается. Астрид Нильссон, да, шведка, которую взяли помогать, пока она проходит короткую реабилитацию. – Вам не жалко детей? Они же будут ждать до самой выписки. И потом тоже. Сказки сказками, но нужно знать, где они заканчиваются.
Сложив руки треугольником, пальцем к пальцу, на груди, спокойно говорит Рут, хотя в глазах совсем другие настроения.

0

11

Их трепетно ждут и беззаветно любят

— And what about untold millions you cursed?
— What?

http://68.media.tumblr.com/501bcf765bd5108f6e885fe9b9ec41b0/tumblr_ns3y8cqBNO1t06ykpo4_250.gif
на ваш выбор, Моррисон здесь для привлечения внимания

miss or mr Doe
Пациент больницы св. Мунго, отделение недугов от заклятий

ВОЗРАСТ:
на ваш выбор

СТОРОНА:
нейтралитет

ЧИСТОТА КРОВИ:
на ваш выбор

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая, лс

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Поскольку это заявка ради идеи, а не определенного персонажа, то вы полностью свободны в очень, очень многом. Выбор имени, внешности и прочих деталей остается за вами, и я не ставлю вам никаких рамок в биографии и характере. Кроме того, miss or mr Doe, вы заметили? Будет этот персонаж женщиной или мужчиной — решать тоже вам.

Теперь про идею. Вы, Доу, пациент моего отделения, сложный случай вроде Локхарта или Лонгботтомов в каноне — в Мунго уже несколько лет и не в своем уме. Возможно, у вас случаются просветления, когда вы ведете себя как вполне адекватный человек, но большую часть времени существуете в, скажем так, дополненной реальности: вы считаете себя и окружающих сказочными персонажами и верите, что на всех вас лежит проклятие.
Как такое случилось? Смотрите, у меня есть четыре версии:
● вы были сотрудником отдела тайн или самостоятельным изобретателем заклинаний, работали с экспериментальными чарами (что-нибудь связанное с иллюзиями, например) и однажды что-то пошло не так, совсем не так;
● вы могли быть аврором и крайне неудачно попали под сочетание действия артефакта и заклинания;
● вы могли стать жертвой бытовой неприятности: попали под сильный выброс детской стихийной магии;
● вы вообще маггл, который увидел то, чего не должен был, но работа с вашими воспоминаниями закончилась провалом.
А еще вы можете предложить что-то свое.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Джоан в ваших глазах Злая королева, которая всех прокляла, а что из этого может получиться, зависит от того, кем себя считаете вы. Тем, кто должен разрушить проклятие, героем? Значит, она вам враг. Злодеем? Значит, соперница/соратница по злым делам/опять же, враг. Мне кажется, тут многое можно придумать и есть что обсудить.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я очень хочу сыграть вот это мозговыносящее взаимодействие, осложненное сказочными деталями и способное быть очень разным как по сюжетам, так и жанрам.
Помимо этого, мне кажется, у Доу достаточно возможностей для игры. Во-первых, сотрудники и другие пациенты Мунго. Я даже допускаю, что пару раз вы могли удрать со своего этажа, потому что безумцы всех умней, и устроить переполох на других. Во-вторых, если вам наскучит сидеть в стенах Мунго, мы всегда можем обыграть улучшение вашего состояния и, например, перевод на домашнее лечение или что-то вроде того. Или же, как вариант, в настоящем вы можете быть уже здоровы, но являлись тем самым пациентом в не очень далеком прошлом.
Словом, все в ваших руках)

Пример игры

В последний год Джоан все чаще делила с целителями и стажерами ночные дежурства — в военное время ее отделению не приходилось жаловаться на отсутствие практики, и ночи порой оказывались щедры на пациентов не меньше, чем дни.
Последняя, однако, выдалась спокойной — без катастроф, без жертв, без осложнений. Поговорить с дежурными, проверить истории болезни, назначения, списки на выписку и отчеты, добавить к этому горячий чай и пару шоколадных пончиков из больничного кафетерия, открыть окно, чтобы впустить воздух и звуки ночного Лондона... She got a playlist like that not so often but... The night could be calm for the hospital but it wasn't the same to her.
Несколько часов Джоан удалось поспать, но сон был, скорее, тревожным, чем, как обычно, чутким: она просыпалась от каждого шороха, уверенная в том, что случилась какая-то неприятность. Но — час за часом — в Мунго все было тихо, а смутная настойчивая тревога не отступала, и Джоан не могла найти ее причин.
Разве что подсознательно чувствовала подвох в неотложных делах, заставивших Бернта задержаться у Штернбергов; «до утра» — предупредил он совиной почтой, и Джоан это не понравилось. Что за острая необходимость? Они давние друзья, — повторяла она себе в то же время, — Бернт много сделал для общины когда-то. Неудивительно, если Юрген по-прежнему хочет видеть его на своей стороне и пытается сгладить итог последнего собрания. Но, если честно, последнее отзывалось в Джоан скорее скепсисом, чем успокаивало.
С утра — горький кофе, планерка, обход, больничный завтрак на скорую руку. Головокружительное путешествие по каминной сети. Все — с тем же неотступным беспокойством, которое по пятам преследовало ночью, и усталостью от невнятного, зыбкого сна. Последнее в один шаг за пределы камина в гостиную как рукой сняло, первое, стремительно нарастая, как взрывной волной прошло по телу, но теперь имело вполне очевидные причины. Палочка скользнула в пальцы сама собой.
Джоан едва слышно выдохнула нечто среднее между «что?..», «не...» и «черт». Первое ошеломление, столкнувшись с прохладным ветром в лицо, остывает. Выбитое стекло, вспоротые до проводки стены, повсюду пыль и осколки. Но кровь — крови нет, ни следа. И все же легче от этого не становится.
Она прислушивается к звукам в доме, к магии, от которой осталась только слабая рябь. Вновь скользит взглядом по потолку и стенам, где расходятся швы обоев и штукатурки, — цепляется за магический след, почти угасший. И толком понимает одно, что бы в их доме ни произошло, — темной магией здесь все же не пахнет, смертью, пожалуй, тоже.
— Анета! — зовет она. Голос выдал тревогу, но не сорвался. Под каблуками захрустело стеклянное крошево — от этого звука сводит скулы, и Джоан морщится. Новый порыв ветра бросает прядь волос ей в лицо, и женщина заправляет ее за ухо; ветер, как ни в чем не бывало, заносит из сада запахи трав, а она не знает, что думать: магия порой играла опасные шутки с Анетой, но никогда без причины. Кто мог настолько ее напугать, разозлить или расстроить?
Или все-таки это была не Анет?
На мгновение Джоан прикрывает глаза, опустив палочку, а после замечает падчерицу и делает несколько шагов ей навстречу.
— Ты... — голос севший и звучит негромко, но в тоже время полон тревоги за нее и участия, — в порядке? — это и в самом деле больше всего заботит ее сейчас. Джоан пристально вглядывается в лицо девушки, внимательным взглядом окидывает с ног до головы — не ранена ли? напугана? что...
— Что случилось? — ловит она за хвост свою мысль, и вопрос виснет в воздухе, как облачко пыли, выхваченное солнечным лучом у окна.

0

12

Их трепетно ждут и беззаветно любят

Yet human intelligence has another force, too: the sense of urgency that gives human smarts their drive. Perhaps our intelligence is not just ended by our mortality; to a great degree, it is our mortality

https://68.media.tumblr.com/9b86cecf999500bbee98615663944ab3/tumblr_odpy9dilQP1qkt655o4_r1_500.gif
Jeremy Irons
(у вас не будет и малейшего шанса меня переубедить)

Kenneth James Sherman
Заведующий отделом ранений от живых существ, Св. Мунго;
учёный и писатель с мировым именем

ВОЗРАСТ:
>50

СТОРОНА:
кладезь знаний и опыта Ордена Феникса

ЧИСТОТА КРОВИ:
на ваш выбор

СПОСОБ СВЯЗИ:
скайп: evyniam

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Человек исключительного ума, искромётного чувства юмора и безукоризненного стиля. За тщательно подобранными пиджаками и манерами бывалого короля Кеннет не скрывается. Ему это и не нужно - скрываться. Он выделяется из любой толпы, не прилагая к этому совершенно никаких усилий. Ему ни к чему никогда и не приходилось прикладывать усилий - всё всегда получалось само. Автор бесчисленного количества статей и книг, для него всё и всегда было бы словно игрой. С именем, гремящим на весь магический мир за исследования в разделе медицины, Кеннет мог бы каждый день лишь ездить с приёма на приём, но его своя нынешняя позиция вполне устраивает. Особенно количеством подарочного вина и шоколада, что скапливаются в кабинете, и ради которого не нужно ничего делать.
Не выносит две вещи: бюрократию и ответственность. Он давно мог бы стать управляющим всей больницы, но даже на роль заведующего отделения его заталкивали годами. Любую ситуацию он способен превратить в удачную шутку. Помимо маэстро медицины является мастером сарказма, гением искренних улыбок и мастером поддержать в трудную минуту. С радостью пройдёт мимо, похлопает по плечу, и предложит плитку только подаренного горького шоколада.
Энергия бьёт фонтаном, словно бы у трёхлетнего ребёнка. Шермана нередко можно увидеть гуляющим по коридорам, заходящего во время рабочего дня в Три Метлы "отдохнуть" и активно бубнящего себе под нос. Вероятно, был бы он на волосок менее значим в своей области, его бы обвинили в отсутствие серьёзности. На что Кеннет, непременно, рассмеялся бы, закинув голову, и сказал, что нет в людях трагедии хуже, чем серьёзность.
Он мог бы учиться на Рейвенкло, но не стал. Гриффиндорская душа, это был даже не его собственный выбор. Та самая душа, что выпустилась из Хогвартса с одними из лучших оценок, а затем исключительно ради юмора получил степень в прикладной математике и теоретической физике в абсолютно маггловском Кэмбридже. "И там мантии, и там мантии", отвечал он со смехом, чем и заработал несколько укоризненных статей от журналистов Ежедневного Пророка. Статьи эти Кеннет посчитал своим высшим достижением и гордо повесил в рамочке на собственную же стену.
Несмотря на кажущуюся занятость, даже у человека, никогда его не встречавшего, язык никогда не повернётся назвать его "женатым на работе". Если уж на то пошло, то Кеннет не выглядит вовсе ни на ком женатым, а принадлежащим исключительно самому себе. Он нередко говорит, что никто не может пережить неустанного нахождения рядом с ним. Шутит или нет - уже не понять. При первой встрече он вызывает абсолютный восторг, три десятой - раздражение. На тридцатой ты понимаешь, что тебе никогда не успеть за этим человеком, и с этим многие не могут смириться. Наверное, иногда это его задевает. Но Шерман не из тех людей, что опускали бы голову на долгое время.
Человек исключительно искренний, умеющий любить любого достойного человека всем своим сердцем. И ему всё равно, маггл ты или нет, оборотень ли, вейла ли, да хоть наполовину унитаз. Кеннет никогда не был человеком предвзятым, и гордится множеством друзей-магглов, что он завёл себе ещё со времён университета. Он всегда готов помочь Ордену Феникса уложить тьму на лопатки, вот только Кеннет никогда не был человеком, что бросался бы с палочкой наголо на баррикады. Но он знает гораздо больше, чем показывает. И в этом и заключается его вклад. А в настоящую битву пусть идут молодые.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В тот момент рокового интервью, когда молодая Эрин пыталась попасть в больницу Святого Мунго, Кеннет был единственным человеком, что когда-то в неё поверил. Тем, что принял девочку к себе под личный присмотр несмотря даже на то, что все остальные присутствующие качали головами и говорили, что Эрин никогда не стать целителем. И пускай это была очередная странная причуда - он увидел в ней тогда нечто, что не увидели остальные.
Эрин всем, чем могла, оправдывала оказанное доверие, а Кеннет протянул и к ней крыло своей заботы, начиная видеть её как собственную внучку. Узнав о том, что она сказала, что с её собственным отцом они были однофамильцами. Кеннет увидел одиночество, которого не видел, пожалуй, больше никто, включая и саму Эрин. Ну и, безусловно, он нашёл в старательной и забывчивой девочке истинного ценителя его любимого вина.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Хотелось бы, чтобы игрок на эту роль не играл только с Эрин, но искал новой игры и отношений. Можно вписать себя в уже существующую семью, это будет только здорово.
Предполагаемый сюжет (которому следовать не обязательно): несмотря на свою аполитичность, Эрин начинает касаться подпольной войны так или иначе. Кеннета волнует то, что отец Эрин пытается воспользоваться и ей, и её лучшей подругой, и он попробует заставить девочку трезво оценить происходящее вокруг неё. Возможно девочку придётся даже прятать.
Вполне вероятно, что прятаться придётся и самому, потому что громкий голос Кеннета как мирового учёного звучит против возмутительной дискриминации против оборотня. А крепкая его рука как практикующего целителя готова лечить любое существо, зарегистрировано оно или нет. Едва ли министерство будет довольно это терпеть долго.

Пример игры

Свет словно бы обжигал его, готовясь растерзать на куски. Он смотрел на него словно бы кротко, опасаясь ступить и шагу. А Эрин лишь игриво наклоняла голову вбок, готовясь прямо сейчас схватить этого молодого человека за кисть, выдернув его всеми силами на то самое место, где она стояла сейчас. В искрящемся платье, прямо в эпицентре света, разрезающего тьму будто бы ножом, она была словно бы одета в платье из голубого огня. Она приняла печать огня, что легла на бледную кожу без боли да шипению А незнакомец выглядел так, будто бы он прожил уже не одну жизнь. Словно бы он уже годами ходил по коридорам этого огромного поместья, наверняка принадлежавшего тому человеку, которому нужно было больше всего признания. Как будто они не знают о том, что человеку нужна любовь, а не признание." Она улыбнулась собственным мыслям, сделав задумчивый глоток. Вино оставляло бардовые следы на её губах, которые Эрин не хотела даже замечать.

- Если вам интересна астрономия, то лучше смотреть на звезды поближе к Шотландии. - Бёрнс неуверенно кивнула. Если честно, она уже мало его слушала. Утонувший в тенях, он раскрывался перед нею, но не так, как раскрывается цветок. Он раскрывался прохладой покрова ночи, он рассыпался по скользкому полу россыпью жемчуга. Вот он уже не был молодым юношей, что хотел скрыться от людей. Он был принцем, опоздавшим к башне своей прекрасной принцессы. Преодолев долгий путь, перевалив через хребты и переплыв все моря, он дошёл до развалин старого замка, только чтобы понять, что нет там уже давно ни дракона, ни прекрасной принцессы. Что принцесса не хотела умирать в постели из роз, дожидаясь того, что может никогда и не прийти. Принцесса хотела танцевать и смеяться, смотря на то, что никому узреть не дано. Она скучала по шуму голосов, и она хотела уйти. И он просто ждал её, Полночный Царь. Да, Полночный Царь. она не будет спрашивать у него имени только чтобы не разрушить эту сказку. И Эрин улыбалась изгибом перепачканных вином губ тому, что Рабастан не мог слышать.

- "Удовлетворительно" по мнению комиссии ЖАБА, - отвечала она, качнув плечами. И даже Мерлину не было известно, было ли это подтверждением интереса, или же возражением догадке. Вопросы всегда были интереснее ответов, это Эрин знала прекрасно, и не сомневалась. Она оторвала взгляд от юноши, которого больше не хотелось вытаскивать на свет, и обратила его на звёзды. Кем же она могла быть в его сказке? Драконом, вернувшимся во дворец? Феей, то укажет путь, как вон та вот бледная путеводная звезда, или же ярчайший Сириус? А может быть, она была рассказчиком? - Надо же, Шотландия. Неужели за всеми этими тучами они хоть иногда видят небо? - Многое в Хогвартсе было прекрасно, но вот погода никогда не давала спуску любопытным ученикам. - Проживала бы я там чуть дольше, чем семь лет, я бы, несомненно, научилась видеть небо даже смотря под собственные ноги. - И только сейчас, посмотрев вниз, она поняла, что вполне могла увидеть звёзды и на отполированном полу. Но только в тех местах, куда не падал свет. "Неужели он не выходит из-за этого?"

- Но знаете, у Вас есть шанс меня заинтересовать, - Эрин не примечала отсутствия интереса в его голосе. Наверное, несчастному Рабастану придётся спасаться бегством. Или же принять её приглашение всё-таки поднять взгляд от носков собственных отполированных ботинок. - Не думаю, что Вы приняли бы моё приглашение переместиться в Шотландию прямо сейчас, - она не всегда понимала, почему соглашается так мало людей, - поэтому нам придётся довольствоваться тем, что открывает нам этот балкон. Надеюсь, что вы провели на нём не слишком много времени, и не успели всё-таки увидеть их все. Иначе мне придётся вести Вас на другой балкон, где мы увидим совершенно иные созвездия. - Или же придумывать те звёзды, которых на небе никогда и не существовало. Рассказывать о их смертях и рождениях, представляя их салютом над собственной гордо вздёрнутой головой.

0

13

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В АД ПУСКАЮТ БЕЗ ОЧЕРЕДИ

https://media.giphy.com/media/k8gB8ku1lNY3K/giphy.gif
Lee Pace

Bartholomew "Bart" Wood
"начальник", аврор, охотник на оборотней

ВОЗРАСТ:
30 лет

СТОРОНА:
Министерство Магии

ЧИСТОТА КРОВИ:
Полукровный

СПОСОБ СВЯЗИ:
avantena

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не знаю, чем руководствовался этот надменный человек, возглавляя отряд по охоте за оборотнями, но получается у него это прекрасно. Он слышать не хочет о том, чтобы проявить хоть каплю жалости к обращенным в волков. Даже зарегистрированных оборотней он презирает.
Невероятно хитер, вертит людьми так, как ему захочется. Спокойно пускает пыль в глаза, очаровывает как питон бандерлогов всех, кого встретит на своем пути. Эмоционален, склонен к яркому проявлению эмоций, своеобразному актерству, длинным монологам и показательным выступлениям с голубями из карманов и кроликами в шляпах.
Использует привязанных к отделу оборотней для поиска их сородичей как каких-то рабов, часто им угрожая расправой, плохим концом и вообще не самой удачной жизнью, всячески их унижая. Жестокий человек. Но ему приятно, когда подчиненные на его стороне не из-за страха, а из-за восхищения и согласия с его идеями. Поэтому толкает свою идеологию (а его взгляды на жизнь достойны толстой книжки в каждой библиотеке мира) везде и всюду.
Использует отдел по поимке оборотней как возможность подняться в аврорате. Сторонник крайностей нынешнего министра магии, но еще более радикальней.
У него есть и личный "питомец" - раненый оборотень из Мунго, помогающий отслеживать свою стаю, Ян.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Я один из добровольцев в специальном отряде по поимке оборотней. Слабое звено, так сказать, - не колдую особо, но многое достать сумел. А Вуд считал по началу, что меня вообще в аврорате быть не должно, что таких, как я, оборотни на завтрак кушают. Со временем я доказал свою пользу делу, но стал сомневаться в том, стоит ли вообще так радикально устранять оборотней. Барт же только усилил свое влияние на мое мнение. Результат? Я все равно принял сторону оборотней.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Ожидаются философские беседы, споры, какие-то попытки придти к дружбе и сотрудничеству, обреченные на провал. В итоге - презрение к слабой единице. Абсолютное, без каких-либо шансов на сотрудничество. В итоге обоим нам станет, скорее всего, плевать. Я уйду от магии в принципе, а Барт продолжит взбираться по карьерной лестнице, получая заслуженные награды в Министерстве и улыбаясь со страниц Ежедневного пророка, который я не читаю. Естественно, при желании и доли интереса с обеих сторон история может развиваться иначе.

Пример игры

Приближается осень, какая по счету, приближается осень,
новая осень незнакомо шумит в листьях,
вот опять предо мною проезжают, проходят ночью,
в белом свете дня красные, неизвестные мне лица.

Гром пробегает по всему горлу, вытягивая все, что можно в нем почувствовать, в сплошную боль. Шероховатую, которую можно почувствовать при едином вдохе, дрожью раскатывающемся по трахее. Стучит по стенкам, отдается в ушах барабанной дробью перед открытием занавеса, подбирается к подбородку и выхватывает голос. Непроизвольное тихое бормотание, в которое Амос ничего не вкладывает, узнавая в этих ударах свой черный омут из страха. И чтобы выбраться из него, когда даже плечи начинают трястись, Диггори-старший хватается за протянутый ему Аресом канат из непонимания, в которое опустилась ненависть. И в то же время думает: до паники его доводит реальный страх не за родного брата, а перед ним; реальный шанс, что тот в следующее полнолуние вырежет его, как вырезали поезд те клыки. И Седрика. И мать, если она останется в тот день в «Порту», а не вернется в «Маяк». Оборотни же не отличают своих родных от обычных кусков из мяса, они откликаются только на зов себе подобных, живут только с ними. Понять волка может только волк.
– Она сошла с ума от горя, я видел. Может, все совсем не так, может, она смирилась, но я видел в ней то же, что было с каждым из нас… Бен, еще один твой старший брат, он ушел из большого спорта, он ушел из семьи, он наказал меня за то, что я не смог сделать. Прошу, не наказывай ты меня! – переходит на крик, держа протянутые руки в воздухе, словно бы требуя что-то у Ареса. Отдай, верни, верни мне брата. Оставь своего оборотня в лесу, пусть он живет где-то там, грызет своих кроликов, брата оставь здесь!
Сердце заходится холодным стуком, когда Диггори неконтролируемо трясет. Он беспомощно опускает руки, уставившись тупым взглядом на ботинки младшего брата. На лице – ярость, свойственная людям, когда они осознали свое бессилие: глаза замирают на одном месте, а губы кривятся, выражая все большее отвращение с каждой секундой. Жалкий, маленький человек, знающий законы и тихо их выводящий, словно за спиной стоит Лисий и оправдывает тебя: ты убил, но убил закон, черт возьми. Ты убиваешь своего брата.
Амос резко запрокидывает голову, чувствуя, как за шиворот забегает морось, пропадает на воротнике застегнутой на все пуговицы рубашки, скатывает по вывихнутой шее. Или ему кажется, что кто-то ее свернул – с целительством у него всегда были проблемы. Отступает к противоположной стене переулка, ударяется о неровную кирпичную кладку и скатывает по ней в грязь, пачкая плащ в мусоре. Его крутит, его швыряет из стороны в сторону, он не чувствует своего места в мире. Потому что когда Арес уйдет – Амос уверен, что стоит ему отступить, как призрак младшего брата раствориться в Лютном переулке, – ему некуда будет идти. Сразу наваливается смерть Айрин, сразу наваливается пропажа Бьерна, сразу наваливается сумасшедшее спокойствие Астрид и глухота Грейс, чья сестра тоже теперь только воспоминание. И Седрик, которому чертовски не повезло стать сыном беспомощной букашки, и Барти, которому он соврал… И, и, и – Диггори захлебывается лондонским дождем, кажется, могла бы напасть икота, но ему не хватает воздуха.
Он смотрит на Ареса как ребенок, как будто ему снова десять лет, а Арес словно бы снова раньше всех нашел пасхальные яйца, когда нерасторопные старшие братья только позавтракали и вышли из дома. Не растворяется в дымке. Фантомная боль в плече.
– Они будут убивать, я не хочу ни чьей смерти. Но уже столько человек было убито… – Боль переходит на шваркающий голос, Амос переходит на немецкий, впиваясь пальцами левой руки в свое плечо. Утопающий в мусоре, ни чем не отличающийся от всякого сброда, что падает здесь по углам. Что он показывает Аресу? Счастливого чиновника, занявшего его место во главе департамента, которого потряхивает или от страха, или от истерики – кто поймет?
– Тебе правда не хочется знать, что было в те двадцать лет, которые ты не помнишь? Ни семью, ни Хогвартс, ни министерство? – беспомощный голос из черного сгустка, который зовется Амосом Диггори – разбитым. Похорони кого-нибудь еще раз, почему нет? Надежда, с который он жил все это лето, может вытирать столы где-нибудь на том конце Лондона. Или вообще быть выброшенной в камин злосчастного посольства ФРГ – Крекер будет только рад потоптаться на дорогом для Диггори.
– Будешь готовить клыки для тех, кто придет за тобой? Они придут, у них уже есть планы, и не мне останавливать авроров – сам знаешь, насколько сла… Не знаешь. Не помнишь. Ты не помнишь своей жизни здесь, а значит не знаешь мест, а авроры знают. Хит-визарды каждое деревце используют против вас. Умереть? Еще раз? Тебе нечего терять?
Его озаряет словно бы что-то в этом мире можно изменить. Амос поднимается на ноги и делает неуверенный шаг к младшему брату, заглядывая тому в глаза с надеждой, в которой плещется паника. Сумасшедшая надежда.
– Ты не хочешь вспоминать, чтобы не быть слабее? Не цепляться за жизнь? Чтобы ничего не терять?

0

14

[http://thelastspell.rusff.ru/viewtopic.php?id=70#p44662]Их трепетно ждут и беззаветно любят[/url]

— Ты ничего не чувствовал, тебе было всё равно. И не я одна этим расстроена

http://68.media.tumblr.com/66e9d2561e4cdb51c5275c6da6c44ca1/tumblr_inline_nrzlvhH9Kb1t3kp63_500.gif
Zoe Saldana

Дисеммиарт Забини
объект возжелания, глава штаб-квартиры ирландско-английской лиги квиддича

ВОЗРАСТ:
35 лет

СТОРОНА:
нейтральная, но поддается обсуждению

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровная

СПОСОБ СВЯЗИ:
гостевая

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Не смотря на довольно странное и неординарное имя, данное при рождении она являет собой с виду совершенно обычную, спокойную персону. Однако, на самом деле эта молодая женщина полна идей и чертовски целеустремленная. Диссемиарт, или как часто её называют, просто Миа умеет чувствовать эмоциональное состояние собеседника и то, как и когда влиять на него эмоционально. Миа всегда могла сыграть соответствующую роль и не одну, она может отыгрывать несколько ролей с разной эмоциональной окраской. Миа способна подстраивать ситуацию и подстраиваться под нее так, чтобы проявить именно те эмоции, которые нужны для достижения желаемой цели, и выбирать для этого идеальный момент. Эта прекрасная молодая женщина знает, как заставить человека восхищаться ею и начать уважать. Как никто другой она способна выбрать идеальный момент для эмоционального воздействия – так было всегда, еще с детства, в школе она была настоящей душой компании и всегда могла постоять за себя, возможно именно по этой причине её любимым занятием стали не обычные девичьи забавы, а спорт – игра в квиддич. Позже, после выпуска из школы, она не стала заниматься им серьезно, хотела попасть работать в Министерство, но работа в отделе магического транспорта, куда её определили в самом начале в какой-то определенный момент показалась скучной, однообразной и недостаточно хорошей, чтобы посвятить ей всю себя. И Миа подала заявление о переводе в отдел магических игр и спорта, где стала главной штаб-квартиры лиги квиддича и где, как ей показалось, дела пошли на лад.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

В планах легкое противостояние приправленное страстью и желанием. Не смотря на то, что они могут быть связаны в плане спорта и отношения к нему на первый план выносятся именно чувства. Молодая женщина, которая является не последним человеком в своей сфере, имеет поклонников и множество друзей и разведенный мужчина, преданный своему делу, который порой бывает слишком резким со всеми, кто его окружает. Это не будет любовь, но и просто сном в одной постели это не ограничится (а до этого вполне может дойти).

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Я буду хотеть Вас, пытаться заполучить, но в определенной манере, которая исключает букеты цветов и вечерние прогулки под Луной. Мы сможем найти что-то, что свяжет нас вместе, несмотря на разность взглядов на жизнь и отношение ко внешнему миру.

Пример игры

0

15

Их трепетно ждут и беззаветно любят

В какой момент тропа, которой мы идем, застывает у наших ног?
Когда дорога превращается в реку, имеющую лишь один исход, смерть ждет нас всех в Самарре.
Но можно ли Самарру обойти?

http://68.media.tumblr.com/35e5789121bb3426e57e39b3f8545939/tumblr_inline_oio6lwLIn61s2djns_500.gif
Diego Luna

Робер Вальдес
“охотник на ведьм”

ВОЗРАСТ:
Двадцать семь

СТОРОНА:
Смятенное добро

ЧИСТОТА КРОВИ:
полукровка

СПОСОБ СВЯЗИ:
Давайте начнем с гостевой

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Крайне миловидное личико за которым скрывается до боли трагичная судьба - что можно было придумать лучше, чтобы тебя описать, Вальдес? Взгляни на себя в зеркало, когда будешь проходить мимо, какой ты рассеянный, какой безобидный, заспанный и трогательный… Жаль, что отражение не видит тебя за работой, иначе ты бы испугался. Впрочем, впрочем, ты ведь все знаешь и сам, не правда ли? Не от того ли просыпаешься среди ночи в холодном поту? Разумеется знаешь и это терзает твоё больное сердце и приходится вновь идти за рецептом в Мунго, приходится вновь выслушывать, что себя нужно беречь. Не сейчас, не сегодня, потом. Потом, когда кончиться война, тогда можно будет подумать и о себе, а сейчас не время. Тик-так, Вальдес, тик-так. Ты ведь знаешь, что такие солдаты с войны не приходят? Что война для них не заканчивается? Знаааешь.
Твоя мать вывезла тебя из Мадрида еще ребёнком. Ты не знал, но чувствовал, что тебя спасают иначе ради чего эти лишения в крохотной комнатушке над Спини Серпент? Разве может мать от хорошей жизни отобрать у ребенка ясное небо надо головой и заставить привыкнуть к промозглой серости Лютного переулка?Сменить спелые апельсины на черствую горбушку? Сколько раз она повторяла тебе, украдкой указывая то на одного, то на второго сомнительного волшебника, что сновали под вашими окнами: «никогда не будь таким, никогда не ищи зла, помни – темная магия не даст тебе ничего, кроме разбитой души и прогнившего сердца»? Кажется, эти напевы стали тебе колыбельной.
Защита от темных искусств стала твоей религией и ты, Робер, слепо ей следовал. Не задавая вопросов, не позволяя и на секунду усомниться в праведности и справедливости, со всем нерасходованным пылом и жаром, какой мог себе позволить. Ты даже мог бы поступить на службу к мракоборцам, если бы только... Если бы только не твой характер. Приёмная комиссия заметила что-то тёмное, что-то неправильное, то, что ловят в тебе зеркала и оставляют за уголками глаз. Излишняя фанатичность? Импульсивность? Сомнение? Называй это как хочешь, но после отказа ты был зол, был взбешен и совсем на себя не похож. Впрочем, рябь на воде замерла, разгладилась, щелковым покрывалом.
Ты стал спокойнее, циничней, но преданости делу не изменил. Вообще, перед лицом сухого закона ты, Робер, преступник. Ты находишь чернокнижников и истербляешь их, редко доводя до суда. Тебе за это платят и ты, по магловским меркам киллер, но ощущение праведности твоих деяний омывает совесть слихвой. Или нет?
Скажи, Робер, а ты знаешь, от чего именно уводила тебя мать? С чего она так иступленно вбивала тебе в голову все эти "хорошо" и "правильно"? Нет? Естественно.
Разве хрупкая женщина сможет сказать сыну, что его отец - самый пламенный прихвостень Гри-де-Вальда и нашел свою погибель в тюрьме.
Или не нашел?

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Мы познакомимся с тобой к концу 79-ого, возможно, будем вместе кого-то выслеживать. С разными целями, естественно - ты уничтожаешь, а я пытаюсь спасти. Наши отцы, скорее всего, знакомы, они ведь оба рдеют за дело Геллерта. И мы их не поддерживаем. Две похожие души, плетущиеся по разным тропам, каждый называет другого "другом", но не может быть полностью согласным. Каждый из нас жалет другого и не думает щадить себя. Мы друзья, Вальдес, мы - друзья. Напоминай это себе по-чаще

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Столкнутся два мировоззрения, две вселеннные и исхода никто спрогнозировать не сможет. Я попытаюсь научить тебя колдовать без палочки, я попробую доказать тебе, что мир не делиться на черное и белое, попытаюсь помочь самой себе. Вместе, быть может, стоя плечом к плечу, мы сможем выстоять на этой войне.

Пример игры

Бедняжка, это было ужасно! По особняку, который никогда не станет собственностью Штербергов, ползают тени шепотков. Астрид ловит на себе пристальный взгляд сочувствующих и хоть все они молчат, но она всё равно слышит этот нескончаемый поток сострадания, что спускается на её плечи. Она кожей чувствует, что каждый из них хочет и готов обнять её, прижать к груди и от души впечатать приговор «мне жаль, мне так жаль». И хочется бежать, но на бегство нет сил. Хочется кричать, но голосовые связки подорваны. Нет, не правильно.
Ничего не хочется.
И она уходит.
Неважно, сколько она будет сидеть в ванной, сколько раз станет скрести мочалкой по плечам, ничто уже не смоет эту липкую гарь ни с тела, ни с души. Ведьма ходит тенью по Его дому, перебирая в тонких пальцах нефритовые четки, поправляет ткань на зеркалах и останавливает непослушные стрелки часов, каждый раз замирая, когда в коридоре скрипят половицы. София скребется в закрытые двери спальни, на кухне в выключенной духовке стоит вчерашняя шарлотка, которую уже некому будет есть «как вернёмся». Стены сжимают комнаты до размеров ящика письменного стола, они давят и крадут кислород. Воздух, Нильссон нужен воздух и она выходит из дома, закрывая замок на три оборота, прячет ключ под половик и уходит прочь, убирая руки в карманы куртки.
В Лондоне становится холодно, в Лондоне холодно теперь будет всегда.
Умирает солнце, лето, надежда. Умирает всё и с каждой секундой умирает Астрид. Воспоминания блекнут, теряют тепло. Точно огромный особняк, который бросили, оставив в камине пару полений, но скоро и те догорят.
Ей сигналят машины, её пытаются окликнуть, но Астрид продолжает бездумно идти, точно загипнотизированная, смотрит вперёд и ничего не видит, лишь сильнее вжимает голову в плечи, выставляя воротничок бомбира в защиту. Просто идет, идет потому, что нужно. Потому, что на месте стоять уже не может. Мосты, перекрестки, подворотни. На улицы опускается вечер, тьма медленно сжирает очертания крыш и людей, яркие пятна фонарей кажутся назойливыми мошками и Астрид не понимает, как оказывается на извилистой улочке Косой Аллеи.
Здесь пусто, здесь больше никого не ждут и ведьме кажется, что само проведение толкнуло её в объятия этой неровной линии закрытых лавок. Костяшки пальцев, сжимавших четки, скользят по фактурной кладке фасада, цепляясь то и дело за ручки. Ведьма смотрит на всё отрешенно, позволяя странным и бесполезным мыслям прийти в опустевшую голову. Днем здесь будут сновать волшебники, в круговороте своих дел и обид не замечая, что происходит вокруг. Не замечая важного так же, как не заметили магглы, когда они выбрались из подземки. Там, внизу, умер человек, сгорел весь без остатка, а они заботились о том, как бы успеть на последний поезд, заполняли холодный вестибюль, смывший с себя копоть. Их вычеркнули из мира, а Астрид вычеркнула мир из себя. Она скользит вдоль вымершей артерии магического мира, прислоняется плечом к стеклам витрин, отталкивается слабыми ладонями, точно пьяная, но не чувствует ничего. Ценики, акции, акции, ценники. Все продается и всё покупается, но иногда товар заканчивается. Внимание ведьма привлекает старая, обветшавшая лавка, где на витрине стоит пустой постамент, укрытый в пыльный черный бархат. Распродано. Жизнь вся распродана. И шведка с трудом находит в себе силы двинуться дальше, буквально бросая себя на встречу следующего шага.
Скрип.
Дверь, которую ведьма невольно задела, прижимаясь к фасаду, оказалась открытой. Брови вздрогнули, из груди выскользнул сдавленный воздух разочарования. Она оглянулась по сторонам, но не заметила никого рядом. Совсем никого и это было странным. Только сейчас она действительно поняла, что здесь никого не было. Поздний час, принимаю, покупатели давно разошлись по домам к своим семьям и бытовым рутинам, но должен был остаться кто-то. Попрошайки, лавочники, эльфы-уборщики - не бывает абсолютно пустых улиц, особенно в центре Лондона.
Нет, никого.
На Косой Аллее не было ни души, но дверь скрипнула.
И это её не удивило. Ведьма снова загнялуа в витрину, но кроме пыли и выцветших тряпок не заметила ничего стоящего, а дверь, тем временем, приоткрылась шире, точно лавка приглашала её зайти.
Это ловушка, апатично подметил рассудок.
Я принимаю, холодом отозвалось сердце и триккер медленно вошла внутрь, закрывая за собой дверь.
- Ты боишься смерти?
- Нет, - шепчут губы, присваивая себе чужой вопрос. Она проходит вглубь полумрака, отворачивает ширму и видит то, что видеть была не должна, а пальцы несознательно плетут заклинание.
- Круцио!
Боль выходит со светом и девушка заворожено смотрит на её искры, точно разглядывает яркую гирлянду. С кошачьим любопытством, наклояя голову на бок, не выражая ничего опредленного мимикой. Её не удивляет то, что происходит, её не пугает то, что она видит и она не получает никакого удовольствия, не чувствует сострадания - сердце сквовала толстая корка льда. Холодный взгляд обращается от жертвы к истязателю и Астрид разко разводит руки в сторону, расправляя нить заклинания, точно хлыст. Мужчина оборачивается через плечо, его палочка по прежнему направлена остриём к жертве. Нильссон приподнимает брови в немом вопросу "что?" и резко бросает:
- Экспелиармус ! – это не её дело, не её война, не её битва. Астрид не должна была вмешиваться, она могла пройти стороной, позвать не помощь, спугнуть мародёров сторонним шумом и остаться в тени. Но дело в том, что она уже давно не делает того, что должна была. Она уже и вовсе никому ничего не должна. Свободна от обязательств, свободна в действиях и абсолютно безразлична.
Палочка выскальзывает из рук и лассо заклинания, прежде чем осыпаться пестрыми искрами на пол, швыряет её в дальний угол.
- А ты боишься смерти? - она не знает, кто перед ней стоит и не знает, что должна бояться. Нет-нет, она ничего не должна, это ей задолжали. Ведьма, точно столкнувшись с грабителем в подворотне, бросается на острый нож. Не от геройства, не ради справедливости, а потому, что ей самой задолжали смерть. Тонкие пальцы вновь касаются нитей магии, сплетаясь в очередную цепь, пока она ждет ответа. Ждет и смотрит в холодные глаза убийцы.
Удар.
Это забилось её сердце.
Наконец-то.

0


Вы здесь » HP: Hypnotic Panopticon » Каминная сеть » The last spell